Главная ударная сила Красной Армии

Поделись с друзьями новостью

Первая мировая война стала этапным событием в истории человечества. Эта война в корне изменила мировой порядок, разрушив несколько империй и породив целую череду революций. Где-то власть поменялась полностью, где-то лишь частично, но старый порядок ушел в прошлое. С этим пришлось считаться и в тех государствах, где власть осталась прежней.

Ничуть не меньшие изменения произошли и на поле боя. Первая мировая война оказалась совсем не такой, как раньше. Стремительное развитие техники и вооружения, которое началось во второй половине XIX века, рано или поздно должно было изменить ход войны. Первые звоночки прозвучали еще в конфликтах самого начала XX века, а Первая мировая война стала жестокой действительностью. Таких жутких потерь, как в мясорубке Первой мировой войны, человечество до тех пор еще не знало. Самое страшное, что происходило всё это за очень короткий промежуток времени. Для некоторых стран потери в Первой мировой, или как ее еще называют, Великой войне, оказались значительно больше потерь во Второй мировой войне. В условиях патовой ситуации, когда фронт почти не двигался, несмотря на огромные потери с обеих сторон, и родился новый вид оружия — танк.

Указ об установлении Дня Танкистов, согласно которому его стали праздновать каждое второе воскресенье сентября.
Указ об установлении Дня Танкистов, согласно которому его стали праздновать каждое второе воскресенье сентября.

Появление танков предсказывал в начале XX века Герберт Уэллс. Правда, вместо стальных чудовищ массой несколько сотен тонн танки получились изначально 28-тонными. Очень быстро танки эволюционировали из еле ползающих бронтозавров в относительно подвижные боевые машины. Не последнюю роль в этом сыграл Джон Фуллер, видный теоретик применения танков, а заодно и первый, кто добился успеха в использовании танков как самостоятельных подвижных подразделений. Даже затишье межвоенного периода не могло остановить прогресс, хотя резкое снижение финансирования и сильно ударило по развитию танков. Кроме того, после окончания Первой мировой войны в нескольких странах (США и Великобритания) танковые войска либо ликвидировали как класс, либо их самостоятельность сильно ограничили. Лишь немногие страны поняли, какую важную роль играют танки, особенно в качестве самостоятельного рода войск.

В первый раз танк участвовал в параде Красной Армии 1 мая 1919 года. Позже один из двух присланных в Москву танков стал прототипом "Рено-Русского".
В первый раз танк участвовал в параде Красной Армии 1 мая 1919 года. Позже один из двух присланных в Москву танков стал прототипом «Рено-Русского».

12 сентября 2021 года российские танковые войска отмечали свой профессиональный праздник, уже в 75-й раз. Установлен он был 16 июля 1946 года согласно приказа №27 Министра Вооруженных Сил Союза ССР и указа Президиума Верховного Совета СССР от 11 июля того же года. Согласно им, устанавливался ежегодный праздник — «День Танкистов«. Отныне он отмечался ежегодно, каждое второе воскресенье сентября. Учреждение этого праздника стало данью заслуг рода войск, сыгравшего одну из ключевых ролей в годы Великой Отечественной войны. За годы войны более тысячи танкистов были удостоены звания Героя Советского Союза.

В Советском Союзе, а затем в Российской Федерации, каждый из родов войск ныне имеет профессиональный праздник. Но с танкистами разговор особый. В годы Великой Отечественной войны значение танков достигло своего апогея. Своего праздника советские танкисты удостоились более чем заслуженно. В представленном материале Юрий Пашолок расскажет о том, чего добились советские танковые войска и танкопром за время с их появления и по конец Великой Отечественной войны. Итак, начнём.

В 20-е годы самым массовым танком Красной Армии был "Риккардо", он же Tank Mark V. Машина тихоходная, которая не вписывалась в советскую систему вооружения.
В 20-е годы самым массовым танком Красной Армии был «Риккардо», он же Tank Mark V. Машина тихоходная, которая не вписывалась в советскую систему вооружения.

Несмотря на то, что первые попытки построить танки предпринимались еще в РИА, реальный успех в этом сложном предприятии состоялся только в 1920 году. К тому моменту в Красной Армии уже имелись Броневые силы, ставшие наследниками формирований РИА, изначально включавших в себя бронепоезда и бронемашины. Первоначально броневые силы пополнялись за счет трофейных танков английского и французского производства. В 1920 году был изготовлен первый отечественный серийный танк — «Рено-русский». В условиях разрухи и дезорганизованности Гражданской войны постройка собственного танка, да еще совместными силами нескольких предприятий, стало огромным успехом. Серия ограничилась всего 15 танками, но не потому, что больше не могли сделать. Главной причиной стало то, что Renault FT и его отечественная копия не соответствовали требованиям по массе, маневренности и вооружению.

Т-18 (МС-1), первый отечественный танк собственной разработки и самый массовый танк, разработанный в 20-е годы.
Т-18 (МС-1), первый отечественный танк собственной разработки и самый массовый танк, разработанный в 20-е годы.

Тактико-технические требования к новым танкам сформировали в середине 20-х годов. На тот момент в системе вооружения Красной Армии имелось 3 типа танков — «Б» (большой, он же тяжелый), «С» (маневренный, он же средний) и «М» (малый, он же легкий). Чуть позже появились еще и танкетки. Прекрасная осознавая возможности промышленности, поначалу танки «Б» даже не рассматривали, сосредоточившись на маневренных и малых танках. А еще у нас отлично были осведомлены об идеях Фуллера, переводной военной литературы печаталось в СССР много. Своё отражение в танках и том, как их следовало использовать подобные идеи получили. Самое же главное, что МС-1, он же Т-18, был создан не как могла промышленность, а уже по вполне определенным ТТТ. На испытаниях опытный образец танка показал скорость, при которой мог идти в одном порядке с конницей, идущей рысью.

Испытания одного из первых Т-26, изготовленных в 1931 года.
Испытания одного из первых Т-26, изготовленных в 1931 года.

1929 год стал для советских танковых войск этапным. Летом сформировалась измененная система вооружения, за этими работами стоял В.К. Триандафилов, один из главных теоретиков глубоких танковых операций. Требования к малому танку ужесточились, особенно это касалось подвижности. Не менее важным стало формирование в июле 1929 года сводного опытного механизированного полка, который возглавил полковник К.Б. Калиновский. Триандафилов и Калиновский стояли за теми мощными структурными изменениями, которые ждали советские танковые подразделения.

3 ноября 1929 года сформировали Управление Механизации и Моторизации Красной Армии. Ранее танкостроение относилось к артиллерии. Наконец, в конце 20-х годов началось формирование кадров, которые стали позже ключевыми в советском танкостроении. Самой яркой фигурой новой волны стал С.А. Гинзбург, под началом которого появились ключевые танки межвоенного периода — Т-26, Т-27, БТ, Т-28. Из них только Т-28 был более-менее свой, да и то с рядом элементов, которые имели немецкие корни, а также концепцию английского «Виккерса 16-тонного».

Переболела Красная Армия и танкетками. Они довольно быстро разочаровали, но при этом послужили добрую службу как учебные машины.
Переболела Красная Армия и танкетками. Они довольно быстро разочаровали, но при этом послужили добрую службу как учебные машины.

Да, эти машины не были столь оригинальными, как Т-18 и Т-12/Т-24, но критикам такого решения надо иногда смотреть дальше своего носа. Первоочередной задачей являлось не соорудить свой собственный танк, оригинальный до болтика, а насыщение бронетанковых сил. Т-26 вписался в требования на малый танк сопровождения, а Т-27 — в требования на танкетку. БТ не вписывался в систему вооружения, но его решили туда включить, поскольку подвижность танка Кристи попросту было глупо игнорировать.

А вот с Т-28 случилась интересная история. Изначально создававшийся как маневренный танк, далее он явно вышел за эти рамки. Машина отчасти стала эрзац-танком прорыва, что отлично видно по системе танкового вооружения 1935 года. К тому моменту вместо танкеток, которые довольно быстро разочаровали, появились малые разведывательные танки-амфибии. Идею подсмотрели у англичан, но последние ее проигнорировали. Не разглядели английские военные и потенциала Vickers Mk.E, вместо него они захотели скоростные двухместные танки. Идея изначально ошибочная и приведшая к глубокому кризису во второй половине 30-х годов.

Основой советских танковых частей стали Т-26 и БТ.
Основой советских танковых частей стали Т-26 и БТ.

Одновременно с развитием советского танкостроения шло и развитие танковых частей. В мае 1930 года была сформирована отдельная механизированная бригада, позже 1-я отдельная механизированная бригада. После гибели Калиновского в авиакатастрофе бригада стала носить его имя. В марте 1932 года сформировали первые механизированные корпуса (11-й и 45-й), куда штатно входило 2 механизированные бригады. Это стало возможно благодаря тому, что начался выпуск танков Т-26 и БТ. Согласно уже упомянутой системе вооружения 1935 года, Т-26 именовался «общевойсковым танком» а БТ — «оперативным танком».

Что же касается Т-28, а также появившегося чуть позже Т-35, то с ними ситуация выглядела крайне интересно. Изначально командование Красной Армии видело танки типа «Б» как боевую машину, аналогичную FCM 2C. Боевая масса советского танка прорыва должна была составлять 65 тонн, а к 1932-33 годам она выросла до 90 тонн. Тот же Т-35 относился к категории «мощных танков», являясь дальнейшим развитием концепции ТГ (танк Гроте). Т-28 же стал именоваться танком качественного усиления. Имея массу, близкую к среднему танку, фактически он выполнял роль танка прорыва. Это прекрасно видно и по тому, куда эти танки шли на формирование. Изначально они шли в состав танковых полков РГК, которые с конца 1935 года стали переформировывать в тяжелые танковые бригады. Основой такой бригады становились Т-28 (54 штуки), также в нее входили танки БТ, Т-26 и химические танки (также на базе Т-26).

Изначально создававшиеся как "маневренные" танки, Т-28 по факту сводили в танковые полки РГК, которые с конца 1935 года стали переформировывать в тяжелые танковые бригады. Туда же шли и Т-35.
Изначально создававшиеся как «маневренные» танки, Т-28 по факту сводили в танковые полки РГК, которые с конца 1935 года стали переформировывать в тяжелые танковые бригады. Туда же шли и Т-35.

Таким образом, к 1936 году советские танковые войска превратились в грозную силу. Дело тут было уже не в количестве. Французы, до определенной поры имевшие самые многочисленные танковые части, находились в глубочайшем кризисе. Количество и качество далеко не всегда одно и то же. Мало того, что танки они поделили на пехотные и кавалерийские (последние вообще официально были броневиками), так еще отдельным родом войск они не являлись. Случившийся в мае-июне 1940 года крах был запрограммирован. Слова людей вроде де Голля никто не услышал, а дальше уже было поздно. Советские танковые части в середине 30-х годов отличались в гораздо лучшую сторону. Они представляли собой самостоятельный род войск, имевший грамотную, на тот период, структуру. Правильным был и план дальнейшего развития. Для поддержки мотомеханизированных частей предполагалось получить целое семейство самоходных артиллерийских установок, а также запустить в серию семейство танков нового поколения.

Т-46, один из главных провалов советской танковой промышленности середины 30-х годов. Полоса неудач сильно аукнулась спустя несколько лет.
Т-46, один из главных провалов советской танковой промышленности середины 30-х годов. Полоса неудач сильно аукнулась спустя несколько лет.

Вот как раз на этом моменте и случился глубокий кризис, который многие упускают из вида. Несмотря на то, что официально на вооружение приняли Т-29, Т-46-1, СУ-5, АТ-1 и ряд других машин, ни одна из них в серию не пошла. Лишь установочную партию СУ-5 изготовили силами опытного завода №185. Казалось бы, что тут такого, но если не знать простой истины. Аналогом советского поколения первой половины 30-х годов были немецкие «трактора», ни один из которых в серию не пошел. А вот следующее, то самое заваленное поколение советских танков — это ровесники Pz.Kpfw.II, Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV. Тех самых машин, которые стали далее основой немецких танковых сил.

Пропуск одного поколения танков — это всегда плохо. Немцам это аукнулось тем, что к сентябрю 1939 года их основной средний танк, Pz.Kpfw.III, имелся в количестве менее сотни штук, а Pz.Kpfw.IV, который по факту был самым массовым средним танком, таковым оказался случайно. Но это ерунда по сравнению с тем, что творилось у нас. На начало Второй мировой войны производились Т-26 (принят на вооружение в 1931 году), БТ-7 (развитие танка, принятого на вооружение в 1931 году), Т-28 (принят на вооружение в 1932 году) и Т-35 (принят на вооружение в 1933 году). Естественно, в ходе производства танки проходили улучшение конструкции, но уже в 1937 году было понятно, что им требуется замена. Опыт боев в Испании это наглядно показал.

БТ и Т-26 продолжали модернизировать, но к концу 30-х годов было очевидно - машины устарели. А со сменщиками дела обстояли плохо.
БТ и Т-26 продолжали модернизировать, но к концу 30-х годов было очевидно — машины устарели. А со сменщиками дела обстояли плохо.

Естественно, в АБТУ КА не сидели сложа руки, но подходящий результат танковая промышленность смогла дать только в 1939 году. Да и то, сменщик Т-26 всё никак не получался. Кроме того, в течение 1936-37 годов случился провал в выпуске танков, а также качестве их изготовления, что стало главными причинами прокатившейся волны репрессий. Не говоря уже о том, что за принятые на вооружение, но на запущенные в серию танки ряд конструкторов получили премии и государственные награды. Потом за это очень сильно спросили.

По итогам имелся весьма существенный недобор по танкам, а сами они были устаревшей конструкции. Лишний раз это показали военные конфликты, предшествовавшие началу Великой Отечественной войны. Одновременно вскрывались и проблемы организационного характера. Прежде всего это касалось взаимодействия разных родов войск. 11-я танковая бригада в боях 3 июля 1939 года действовала почти в одиночку, что привело к тяжелым потерям. Задачу по отражению наступления японских сил бригада выполнила, другой вопрос, какой ценой.

Вхождение Красной Армии в Бессарабию, 1940 год.
Вхождение Красной Армии в Бессарабию, 1940 год.

Непростая ситуация была и с точки зрения организации бронетанковых частей. В период с 1937 по 1940 года происходило неоднократное переформирование танковых соединений. По итогам в июле 1940 года началось повторное формирование механизированных корпусов, на сей раз в их структуру входили танковые дивизии. Это совпало с началом поставок в войска новых типов танков, которые приняли на вооружение Красной Армии 19 декабря 1939 года. Речь идет о Т-34 и КВ, в дальнейшем также стали поступать и новые разведывательные танки-амфибии Т-40. Проблема заключалась в том, что укрупнение отчасти было на бумаге. Промышленность только разворачивала выпуск новых танков, а танков старого типа всё равно оказалось недостаточно. По итогам укрупнение сыграло скорее во вред, чем во благо. Получились громоздкие танковые соединения неполного состава, с управлением которых имелись проблемы. Всё это привело к печальным последствиям лета 1941 года.

Битые и брошенные танки вдоль дорог, увы, стали рядовым пейзажем лета 1941 года.
Битые и брошенные танки вдоль дорог, увы, стали рядовым пейзажем лета 1941 года.

О том, что происходило в июне-июле 1941 года, споры не утихают и еще долго не утихнут. Хотя на этот вопрос ответ можно было увидеть в мае-июне 1940 года. У французов с англичанами номинально тоже было куда больше танков, чем у немцев. Но количество и качество, особенно качество управления, существенно отличались. Это касалось и взаимодействия разных родов войск. Французы отнюдь не сразу же сдались, размахивая белыми флагами, первые недели они сражались яростно и даже достигли каких-то локальных успехов. Но дальше всё, резервы сточились, после чего немцев уже нечем было остановить.

У нас же имело место неправильное управление и так громоздкими мехкорпусами. Их то посылали без поддержки в необследованные районы, прямо под огонь вражеской авиации и артиллерии, то гоняли туда-сюда, бесцельно вырабатывая ресурс танков. Про взаимодействие разных родов войск и говорить не приходится. То, что на Халхин-Голе еще как-то работало, летом 1941 года привело к катастрофе.

С августа (фактически с сентября) 1941 года стали формировать танковые бригады, которые имели куда менее громоздкую организацию.
С августа (фактически с сентября) 1941 года стали формировать танковые бригады, которые имели куда менее громоздкую организацию.

Между тем, разница между Красной Армией и французами с англичанами имелась. Попавшие в окружение части продолжали яростно обороняться и прорываться, на них тратились дополнительные силы. Всё это приводило к тому, что темп немецкого наступления снижался. Франции не получилось. Кроме того те части, что сформировали осенью 1941 года, зачастую состояли из тех же людей, что воевали в танковых дивизиях летом. Когда в августе-сентябре 1941 года стали формировать танковые бригады, первая же из них состояла из личного состава 32-й танковой дивизии 4-го мехкорпуса и 34-й танковой дивизии 8-го мехкорпуса. Да и за командирами далеко ходить не надо. Кем стали полковник Катуков (4-я ТБр) и полковник Ротмистров (8-я ТБр) известно хорошо. Часть механизированных корпусов отнюдь не исчезла без следа, осенью 1941 года с немцами часто сражались те же люди. Но организация частей стала уже совсем другой. Вместо громоздких танковых дивизий стали формировать танковые бригады, которые выглядели скорее как танковые дивизии в миниатюре. Сначала предполагалось иметь 93 танка, но уже с 13 сентября их число сократили до 67 штук.

Погрузка Т-30 из состава 42-й танковой бригады. Костяк бригады составил личный состав 42-й танковой дивизии, для которой война началась в Прибалтике.
Погрузка Т-30 из состава 42-й танковой бригады. Костяк бригады составил личный состав 42-й танковой дивизии, для которой война началась в Прибалтике.

Изменилась и ситуация с той матчастью, которая шла в танковые части со второй половиной 1941 года. Как и автобронетанковые войска Красной Армии, по состоянию на лето 1941 года советская танковая промышленность находилась в состоянии реформ. Уже существовали планы на замену тогда выпускавшихся танков КВ и Т-34. Вместо КВ-1 и КВ-2 предполагалось выпускать 68-тонный КВ-3. На смену Т-34 должен был придти Т-34М с трехместной башней и броней, усиленной до 60 мм. Завод №174 в Ленинграде тяжело осваивал Т-50, пришедший, наконец, на смену Т-26. Правда, при этом в планах ГАБТУ КА четко было видно, что теперь главным танком стал средний, а не легкий. Т-34 и Т-34М должны были стать самыми массовыми советскими танками.

На заводе №37 в Москве постепенно наращивался выпуск Т-40, причем на него смотрели с некоторым сомнением. Не начнись война, неизвестно, остался бы Т-40 в серии. Также предполагалось запускать целое семейство самоходной артиллерии. Война все эти планы порушила. Т-50 так толком в серию и не пошел, от КВ-3, Т-34М и много чего еще пришлось отказаться. А вот Т-40 выжил. В июле 1941 года было принято решение выпускать эти танки в больших количествах. Уже как неплавающий Т-30 (по факту большинство Т-30 московского выпуска было плавающими), а затем появился еще более упрощенный вариант — Т-60. Именно эти танки и шли в танковые бригады. Сначала Т-30, а затем, с октября 1941 года, появились и Т-60. По штату № 010/87 от 13 сентября 1941 года, в танковой бригаде находилось 7 КВ-1, 22 Т-34 (либо Т-50, но по факту они роль Т-34 не исполняли) и 32 Т-30/Т-60. Далее штат танковой бригады неоднократно переделывался.

Т-60 из состава 33-й танковой бригады движутся по Красной площади, 7 ноября 1941 года. Формировали бригаду из остатков 12-й танковой дивизии, которая воевала летом 1941 года под Дубно.
Т-60 из состава 33-й танковой бригады движутся по Красной площади, 7 ноября 1941 года. Формировали бригаду из остатков 12-й танковой дивизии, которая воевала летом 1941 года под Дубно.

По факту состав бригад мог быть разным, в том числе и со старыми танками вроде Т-26/БТ. Также никуда не делись и отдельные танковые батальоны, которые появились еще в начале 30-х годов как средство усиления стрелковых дивизий. До войны в их состав входили Т-26, либо его химический (огнеметный) вариант ХТ-26/ХТ-130/ХТ-133, а также танки-разведчики Т-37/Т-38. В очередной раз штат отдельных танковых батальонов изменили в августе 1941 года (9 Т-34 и 20 Т-40, позже Т-60). По факту же чего только в ОТБ не было. Например, 103-й ОТБ имел в своём составе 15 КВ-1 и 10 Т-34. Дополнительное разнообразие в состав советских танковых соединений случилось ближе к концу 1941 года. С ноября на фронт стали отправляться подразделения, вооруженные английскими танками Matilda (МК-II) и Valentine (МК-III). Они могли быть как в танковых бригадах, так и в отдельных танковых батальонах. Иностранные машины старались отделить от отечественных, чтобы не усложнять жизнь зампотехам. По факту же в ходе боевых действий состав бригады или батальона мог быть разношерстным.

И такими танками гнали немцев под Москвой. БТ-5 из состава 8-й танковой бригады, декабрь 1941 года. Та самая бригада, которой изначально командовал будущий маршал Ротмистров.
И такими танками гнали немцев под Москвой. БТ-5 из состава 8-й танковой бригады, декабрь 1941 года. Та самая бригада, которой изначально командовал будущий маршал Ротмистров.

Именно этими силами автобронетанковые войска Красной Армии останавливали немецкий блицкриг. Если летом 1941 года основными противниками советских танков были немецкие пехотные и моторизованные части, то ближе к осени всё чаще боевые действия происходили против немецких танковых дивизий. Возможно, что поэтому и стали немцы «замечать» Т-34. И чем дальше шла война, тем сильнее замечали этот танк. Причины не столь и удивительные. Во-первых, осенью 1941 года основная часть советских танков довоенного выпуска «сточилась». В октябре-ноябре 1941 года случилась вторая волна БТ и Т-26, когда с Дальнего Востока прибыли танковые дивизии. Но основную скрипку играли уже Т-34. Во-вторых, Т-34 стал тем танком, который доезжал почти до любой цели на карте. Особенно это проявилось зимой 1941-42 годов. 34-ка, как описал сам Сталин, «как ласточка летала». Поэтому чаще всего приходилось иметь дело именно с этим танком. Обратная сторона медали — именно Т-34 имел наименьший процент выживаемости. Просто потому, что часто только эти машины доезжали до поля боя. А дальше уже всё зависело от ситуации.

БТ-7 артиллерийский из состава 58-й танковой дивизии, погибший где-то между Клином и Волоколамском. Печальный пример того, как танковыми частями пользоваться нельзя.
БТ-7 артиллерийский из состава 58-й танковой дивизии, погибший где-то между Клином и Волоколамском. Печальный пример того, как танковыми частями пользоваться нельзя.

Ценой больших усилий немцев удалось остановить, а затем и погнать на запад. Многие танковые бригады стали гвардейскими, а их командиры пошли на повышение. Между тем, до Победы было еще очень далеко. Кроме того, проблема взаимодействия танков и других родов войск, прежде всего пехоты, никуда не делось. А порой оно даже усугублялось. Одной из «забав» осени-зимы 1941 года было поделить танковую часть на кучу маленьких медведей. Так погибла 58-я танковая дивизия, которую растаскали по частям и она погибла где-то между Клином и Волоколамском. Так чуть не погибла 146-я танковая бригада, первая, воевавшая на «Валентайнах».

Впрочем, наиболее распространенным явлением было то, что танки в бой пошли, а пехота нет. Даже в случае, когда на танки сажали десант, успех был не гарантирован. Случаев, когда танки, вместе с десантом, ворвались и взяли населенный пункт, а пехота не поддержала и пришлось уйти, более чем достаточно. Так было и в «учебном» 1942 году. Не просто так немцы оказались к концу лета 1942 года у Воронежа и Сталинграда. Взаимодействие войсками на верховом уровне было всё еще далеким от идеала, чего уж говорить о том, что происходило ниже. По итогам на плечи танкистов приходилась основная тяжесть боев. Стоит ли после такого удивляться столь большим потерям? Надо помнить не только светлые, но и темные страницы истории. Кроме того, многое из того, что творилось в Красной Армии, можно обнаружить и в других армиях. Итальянцы летом 1942 года точно так же делили свой единственный на советско-германском фронте танковый батальон по частям, с соответствующими результатами.

Еще один печальный пример. Погибшие М3С и М3Л из состава 192-й танковой бригады. Типичный пример явления "пехота не пошла за танками и залегла". В результате бригада потеряла за день основную часть танков.
Еще один печальный пример. Погибшие М3С и М3Л из состава 192-й танковой бригады. Типичный пример явления «пехота не пошла за танками и залегла». В результате бригада потеряла за день основную часть танков.

1942 год, впрочем, запомнился не только темными страницами истории советских танковых войск. В марте 1942 года началось формирование танковых корпусов. Изначально в состав корпуса входило 2 танковых и 1 мотострелковая бригада. Уже вскоре количество танковых бригад увеличили до 3, а также ввели отдельный бронеавтомобильный разведывательный батальон. В сентябре 1942 года появились механизированные корпуса, в состав которых входило 3 мотострелковые бригады, 1 (очень скоро 2) танковые бригады, отдельный бронеавтомобильный разведывательный батальон и отдельный мотоциклетный батальон. Тем самым образовывались механизированные соединения, которые меньше зависели от «пехота не пошла».

Наконец, 26 июля 1942 была образована 1-я танковая армия. Фактически это был всё тот же механизированный корпус 1940-41 годов, но, так сказать, здорового человека. Все описанные выше структуры постоянно совершенствовались, но начало было положено. Еще одним важным изменением 1942 года стало переосмысление использования тяжелых танков. Практика показала, что использование их в штучном количестве не дает нужного результата. В октябре 1942 года началось формирование отдельных гвардейских танковых полков прорыва. В них штатно находился 21 танк. Примерно в этот же период появились и отдельные танковые полки, которые шли на укомплектование механизированных корпусов. По факту они шли и на усиление кавалерийских дивизий, а также механизированных бригад.

1942 год стал временем серьёзных реформ в танковых войсках. Они стали приносить плоды ближе к концу года. Главным итогом стало повышение взаимодействия пехоты с танками.
1942 год стал временем серьёзных реформ в танковых войсках. Они стали приносить плоды ближе к концу года. Главным итогом стало повышение взаимодействия пехоты с танками.

Все эти реформы дали положительный результат. Происходили они на фоне того, что былое превосходство Т-34 и КВ-1 над немецкими танками сходило на нет. Естественно, у Т-34 и КВ-1 имелись недостатки, прежде всего плохая обзорность, но вплоть до середины 1942 года имелось превосходство по броневой защите и вооружению. Уже с середины 1942 года ситуация изменилась. Немцы насытили свои танковые части танками, чье вооружение уже позволяло бороться с Т-34 и КВ-1 как минимум на равных. Массово в немецкие войска пошли и истребители танков. Кроме того, с августа 1942 года в серию пошел КВ-1с, танк с облегченной броней, что еще острее поставило вопрос броневой защиты. Мера вынужденная, но иных вариантов не имелось. Благодаря «срезанной» броне выросла подвижность и надежность, а командирская башенка улучшила обзорность.

Вместо Т-60 в серию пошел Т-70, более защищенный и с 45-мм пушкой. Впрочем, время легких танков постепенно уходило. Самым же главным решением стало «больше Т-34!». Именно это Сталин потребовал как первоочередную задачу. За ее срыв поста наркома танковой промышленности лишился В.А. Малышев, а И.М. Зальцман принялся выполнять это важнейшее задание. За короткий период выпуск Т-34 освоили в Челябинске и Свердловске. Еще раньше, в июне 1942 года, первые 34-ки дал завод №174 в Омске. Ради Т-34 выпуск в Челябинске Т-34 «подвинули» производство КВ-1с, с сентября 1942 по март 1944 года главной продукцией ЧКЗ стала 34-ка. Итог – 12 534 обычных и 137 огнеметных Т-34 за 1942 год. И всё это в наиболее сложный для промышленности период.

И.М. Зальцман и Ж.Я. Котин (стоят в центре) на фоне главного танка Красной Армии. При всей неоднозначности фигуры Зальцмана без его "пинков" САУ еще бы не один год доводили до кондиции. Да и в истории выпуска Т-34 его роль далеко не последняя.
И.М. Зальцман и Ж.Я. Котин (стоят в центре) на фоне главного танка Красной Армии. При всей неоднозначности фигуры Зальцмана без его «пинков» САУ еще бы не один год доводили до кондиции. Да и в истории выпуска Т-34 его роль далеко не последняя.

Не менее важной задачей, которую выполнили ГАБТУ КА и НКТП (наркомат организовали в сентябре 1941 года), стала организация выпуска самоходных артиллерийских установок. Первые САУ военного периода построили еще осенью 1941 года, но дальше дело застопорилось. Будем откровенными, «артиллеристы», то есть ГАУ КА, а также НКВ, не справились с задачей. Будь вопрос с самоходной артиллерией в их руках и далее, самоходки Красная Армия не получила бы в 1943 году.

Осенью 1942 года Зальцман принял несколько важных решений. В Свердловске и Челябинске организовали специальные конструкторские группы, их работу курировал Ж.Я. Котин, главный конструктор ЧКЗ и заместитель наркома танковой промышленности. В Свердловске занимались средней штурмовой САУ на базе Т-34, а в Челябинске — тяжелой штурмовой САУ на базе КВ-1с. В это же время в Кирове занимались легкой штурмовой САУ с использованием шасси Т-70. Эта машина была продолжением работ, которые возглавлял С.А. Гинзбург. По итогам активности НКТП, которая пошла на прямую конфронтацию с ГАУ, стало появление СУ-12 (СУ-76), СУ-35 (СУ-122) и КВ-14 (СУ-152). Машины принимали на вооружение в спешке и потому у них имелись проблемы (особенно у СУ-76, для Гинзбурга эта машина стала роковой), но иначе вопрос оказалось не решить. В дальнейшем ГБТУ КА (так управление стало именоваться после разделения на главное бронетанковое и автомобильное управления) забрало самоходки под своё крыло. То, что не смогли сделать немцы, у них самоходная артиллерия продолжала числиться за артиллерией.

С октября 1942 года тяжелые танки стали сводить в гвардейские танковые полки (с 1944 года гвардейские тяжелые танковые полки прорыва). В данном случае КВ-1с из состава 6-го ГвТП.
С октября 1942 года тяжелые танки стали сводить в гвардейские танковые полки (с 1944 года гвардейские тяжелые танковые полки прорыва). В данном случае КВ-1с из состава 6-го ГвТП.

Первые результаты проведенных реформ стали ощущаться во второй половине 1942 года. Танковые корпуса сыграли свою роль в переломе ситуации. Что такое танковый корпус, показали действия 24-го ТК во время рейда на станицу Тацинская. Это стало одним из ключевых моментов в битве за Сталинград, неспроста генерал-майор В.М. Баданов был награжден орденом Суворова II степени №1. А 24-й ТК стал 2-м Гвардейским Тацинским корпусом.

Настоящей же проверкой на прочность тех метаморфоз, которые претерпевали танковые войска и танкостроительная промышленность, стал 1943 год. Да и Красная Армия в целом. Начиная с весны 1943 года немецкие танковые войска получили качественное преимущество над советскими. Но… с лета 1943 года инициатива перешла в руки Красной Армией. Да, с весны 1943 года по весну 1944 года на вершине бронетанковой «пищевой цепочки» находился «Тигр». В июле 1943 года на Курской Дуге дебютировали «Фердинанд» и «Пантера», последняя стала по-настоящему массовым явлением. Но в условиях преимущества немецких танков и САУ почему-то немцы стали терпеть одно поражение за другим. А всё потому, что Красная Армия стала воевать иначе. 2 года войны научили. Да, всё еще не идеально, но уже совсем не так, как в 1941-42 годах. Ну и по поводу соотношения уничтоженных советских танков к немецким. Оно в 1943 году стало в среднем ниже, чем в 1942 и тем более 1941 годах. Про всякие «1 немецкий танк к 5-6» можно сразу автора похожего высказывания в дурку отправлять. Реальные цифры потерь говорят слегка о другом.

Т-34-85 из состава 57-й гвардейской танковой бригады. Так в июле 1943 года стала именоваться 33-я ТБр. Война для нее закончилась в Германии.
Т-34-85 из состава 57-й гвардейской танковой бригады. Так в июле 1943 года стала именоваться 33-я ТБр. Война для нее закончилась в Германии.

Ответ советской танковой промышленности на «зверинец» не заставил себя долго ждать. В августе 1943 года на вооружение Красной Армии приняли КВ-85 и СУ-85. И если модернизированный КВ-1с стал временной мерой, то СУ-85 осенью 1943 года стала массовым явлением. Вместо неудачной СУ-76 в серию пошла СУ-76М (СУ-15М), лишенная главного недостатка предшественницы — ненадежной трансмиссии. Самоходная артиллерия еще с весны 1943 года стала всё чаще влиять на ход сражений. Осенью 1943 года выпуск советских легких танков окончательно прекратился, вместо них в серию пошли СУ-76М. Вместо СУ-152 начался выпуск ИСУ-152, на базе тяжелого танка ИС. А с декабря 1943 года в Челябинске стали выпускать ИС-2, лучший советский тяжелый танк военного периода.

Еще раньше изменился и подход к формированию экипажей советских тяжелых танков и САУ. Офицеров в экипаже стало двое — командир (младший лейтенант) и механик-водитель (техник-лейтенант). Да и в целом качество обучения экипажей во время войны выросло. Организовывались специальные учебные центры, где проводилось обучение экипажей. К моменту, когда части попадали на фронт, у них уже имелся определенный опыт. Что же касается средних танков, то полноценную замену Т-34 с первого раза создать не удалось. Компромиссным вариантом стал Т-34-85, массовый выпуск которого начался с марта 1944 года. При этом количество заводов, выпускавших Т-34 (а позже Т-34-85), сократили до 3 — Нижний Тагил (завод №183), Омск (завод №174) и Горький (завод №112). В Свердловске, еще с сентября 1943 года, выпускали только СУ-85, а в Челябинске Т-34 прекратили выпускать с марта 1944 года. А вот к концу лета 1944 года там выпускали по 250 ИС-2 и ИСУ. Это по 11 гвардейских тяжелых танковых полков прорыва и по 11 самоходных артиллерийских полков.

ИСУ-122 на марше, март 1945 года, Германия.
ИСУ-122 на марше, март 1945 года, Германия.

Перераспределение приоритетов промышленностью дало свои результаты. В танковые войска и самоходные артиллерийские полки пошли боевые машины нового поколения. Да, Т-34-85 был не «Пантерой», но не стоит забывать, что самым массовым немецким танком так и остался Pz.Kpfw.IV. А вот он Т-34-85 уступал, и сильно. С появлением ИС-2 золотая эпоха «Тигров» кончилась безвозвратно. За 1944 год Красная Армия безвозвратно потеряла 425 ИС всех типов, а также 421 КВ всех типов, причем 122 КВ списано на ремзаводах. Так вот, за всё тот же 1944 год немцы потеряли 790 Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E, а также 74 Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B. Итого суммарно 846 советских тяжелых танков на 864 немецких. Бывало по-всякому, естественно, но общая тенденция налицо.

Что такое советские бронетанковые и механизированные войска, отлично показали операции второй половины 1944 года. Особенно Львовско-Сандомирская операция, оказавшаяся несколько в тени на фоне успеха операции «Багратион». Спустя 3 года после катастрофы лета 1941 года по Западной Украине прошло 3 танковых армии (1-я гвардейская Катукова, 3-я гвардейская Рыбалко и 4-я Лелюшенко), которые просто смяли всё, что там было. Те самые «Фердинанды» (на тот момент уже «Элефанты»), которыми год назад так пугали, попросту не заметили. За считанные дни их численность резко сократилась, после чего они тихо погрузились и уехали. Почти не заметили и 506-й тяжелый танковый батальон на «Тиграх», который точно так же смели. А закончилось дело погромом 501-го тяжелого танкового батальона на новейших Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B.

В Берлине, начало мая 1945 года.
В Берлине, начало мая 1945 года.

Со второй половины 1944 года бронетанковые силы РККА стали безоговорочно лучшими в мире. Можно сколько угодно рассказывать про успехи какого-нибудь немецкого аса Генриха фон Шмуклера, который якобы набил 100 500 советских танков, пока фронт внезапно не оказался у Берлина. Но это не более чем попытка подсластить пилюлю. Правда жизни такова, что в апреле 1944 года фронт находился в более чем 1000 километрах от Берлина, а год спустя советские танки приехали на Кёнигсплац. При этом советская танковая промышленность не стояла на месте, работая над сменщиками ИС-2 и Т-34-85. В этом плане она переиграла немцев, оказавшихся в глубоком кризисе. Свои танки они откровенно перегрузили, лишив возможности модернизации. Можно сколько угодно показывать всякие бумажки из немецких архивов, но правда жизни такова, что заменять немецкие танки на что-то другое было нечем. Очень похожая ситуация была у американских и английских танкостроителей.

ЗСУ-37 из состава 4-й Гвардейской Кантемировской дивизии на параде, Первый День Танкиста, 8 сентября 1946 года.
ЗСУ-37 из состава 4-й Гвардейской Кантемировской дивизии на параде, Первый День Танкиста, 8 сентября 1946 года.

Безусловно, ситуация и в самих советских танковых войсках, и в танкостроении, была не идеальной. Хватало пунктов, по которым имелось отставание. Тем не менее, закончила войну Красная Армия с лучшими в мире танковыми войсками. Победа стоила огромных потерь, но не стоит забывать, что танкам зачастую приходилось действовать в одиночку. Главным стало то, что советские танки и самоходки сыграли в победе над Германией и ее сателлитами одну из решающих ролей. Они смогли переломать немецким танковым войскам хребет и проводить их до дома. Так что свой день наши танкисты получили более чем заслуженно.

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *