Подготовка бойцов нерегулярных формирований

Поделись с друзьями новостью
Подготовка бойцов нерегулярных формирований, изображение №1

Задачей подразделений специального назначения являются не только разведывательно-диверсионные действия, но и при необходимости создание в тылу противника партизанских отрядов (отрядов сопротивления) из числа местных жителей. Данная концепция положена, например, в основу действий американских «зеленых беретов».

При этом возникает очень важный вопрос: как в максимально короткие сроки, не имея никакого полигонного оборудования, обучить людей, зачастую не державших в руках боевого оружия (а если и державших, то давно утративших необходимые навыки), уверенной стрельбе и тактически правильным действиям?

В Советском Союзе для обучения стрельбе из стрелкового оружия, гранатометов, бортового вооружения БТР и БМП выпускался специальный комплект приборов — командирский ящик КЯ-73. Высокая эффективность командирского ящика при обучении стрельбе неоспорима. В армиях стран НАТО подобных тренировочных приспособлений нет, там давно применяются лазерные тренажеры. В российских войсках сегодня наблюдается дефицит командирских ящиков, так как в настоящее время они не производятся, а имеющиеся находятся в эксплуатации по 15-20 лет.
Остается использовать принцип наглядности, когда стреляющий наблюдает результаты своей стрельбы и имеет возможность корректировки прицельных приспособлений.

Ничего принципиально нового в этом нет. Мне самому приходилось использовать этот метод обучения, когда необходимо было быстро добиться уверенного поражения целей. Особенность заключалась в том, что подразделения являлись сводными, набранными исключительно из добровольцев. В такой ситуации стрелками, пулеметчиками, наводчиками становились водители, механики-водители, иногда даже повара и кладовщики — люди, чья стрелковая и тактическая подготовка не выдерживала никакой критики.

Я поступал следующим образом. Сначала на каменистом склоне устанавливались мишени (№ 6 или цинки от ВОГ-17, а затем патронные цинки). Стрельба велась с дистанции 100 м из положения лежа, с упора, одиночными выстрелами без ограничения времени. Каждый промах прекрасно наблюдался стреляющими по фонтанчику пыли. Это позволяло им быстро найти положения прицельных приспособлений, приводящие к поражению цели. Как правило, на пристрелку уходило 8-10 выстрелов и еще минимум 5 на закрепление навыков. В дальнейшем можно было совершенствовать точность попадания, устанавливая патронный цинк сначала плашмя боком, а затем торцом.
Исходя из того, что основной способ действий партизан — нападение из засады, главным критерием готовности к бою является уверенное поражение цели на дальности до 100 м из любых положений при максимально высоком темпе стрельбы.

На первом этапе обучаемые знакомились с оружием, его устройством и принципом действия, учились с ним обращаться. Следующий шаг — переход непосредственно к выполнению стрелковых упражнений.

Обучение стрельбе сразу происходило из самого неустойчивого положения — «стоя». Идея ясна: если стрелок при этом уверенно попадает в цель, то из положений «с колена» и «лежа» это тем более не составит ему особого труда. К тому же меткая стрельба из неустойчивого положения дает стрелку дополнительную психологическую уверенность в себе.

Первоначально огонь велся на дистанции 15 м по черному кругу диаметром 21 см, десятью патронами, одиночными выстрелами, без ограничения времени. Задача: максимальное количество попаданий в круг. Естественно, на такой дальности каждое пулевое отверстие отчетливо наблюдалось стрелком, что позволяло ему успешно корректировать огонь, изменяя положение прицельных приспособлений относительно друг друга и точку прицеливания. В дальнейшем диаметр круга уменьшался до 10,5 см.

После успешного выполнения первого упражнения дальность последовательно увеличивалась до 20, 25, 50, 75, 100 м. На дальностях 75 и 100 м использовались в том числе и качающиеся мишени, выполненные из любого плотного материала (например, из дерева), подвешенные в виде маятника и отклонявшиеся ударом пули при попадании.

Как правило, на подготовку каждого стрелка расходовалось не более 100 патронов, причем около 30 из них уходило на достижение качества в первом упражнении.

Затем курс повторялся, но уже с ограничением времени (10 выстрелов за 15-20 сек.), а затем в максимально возможном темпе (но тем не менее одиночными). В этих условиях допускалось не более 30% промахов.

Естественно, при таком методе подготовки происходило натаскивание боевым патроном и подгонка не оружия под стрелка, а стрелка под оружие.

А теперь поговорим о тренировках в тактике действий. Они заключались в отработке следующих учебных задач:

— ориентировании и движении по азимуту;

— действиях в засаде;

— захвате объекта.

Каждое из упражнений отрабатывалось днем и ночью по нескольку раз. И дневной и ночной блок тренировок завершался тренировкой с боевой стрельбой. При необходимости боевая стрельба повторялась.

В каждом из упражнений неукоснительно отрабатывались следующие элементы:

— выдвижение в исходный район и расположение;

— выдвижение и работа разведывательно-рекогносцировочных групп в месте планируемых действий;

— совещание командиров подгрупп и разведчиков с уточнением плана действий по месту и постановкой задач;

— выдвижение подгрупп на исходные рубежи;

— выполнение задачи.

Такая последовательность строго соблюдалась вне зависимости от глубины выполнения упражнения, будь то 50 или 3000 м.

Обязательными элементами также являлись при захвате объекта:

— досмотр убитых и пленных;

— эвакуапия раненых и пленных;

— подготовка объекта к уничтожению и его уничтожение;

При действиях в засаде:

— досмотр убитых и пленных;

— эвакуация раненых, пленных и наиболее важных трофеев;

— уничтожение трофеев, не подлежащих эвакуации.

При выполнении обоих упражнений с боевой стрельбой, кроме оценки правильности тактических действий, оценивалось управление огнем по полноте и частоте поражения мишеней. У американцев меткость огня оценивается по другому принципу. Там на каждую единицу оружия выдается по 30 патронов – и с этим боекомплектом должна быть выполнена учебная задача. При неудовлетворительной точности патронов на выполнение задачи не хватит.

В ходе выполнения упражнения инструктор не вмешивался (за исключением вопросов безопасности при стрельбе) в действия обучаемых, в том числе и командиров групп, даже при совершении явных ошибок. Единственное, что делал инструктор, — назначал раненых и убитых из состава группы с определением характера ранений. Разбор и обсуждение ошибок производились по окончании выполнения упражнения.

Отдельно необходимо остановиться на созданных учебных объектах. Проблема движущихся мишеней при отработке действий в засаде решалась довольно просто. На расстоянии 50 м друг от друга устанавливались 2 столба, которые крепились растяжками. Между ними натягивалась веревка, к которой подвешивались на карабинах (петлях, проволочных узлах, крупных скрепках и т. д.) связанные между собой ростовые или поясные мишени. За неимением фабричных они изготавливались из подручных материалов, вплоть до вязанки из камыша. В укрытии (естественном или оборудованном на дальности 50 м вне основного сектора стрельбы) находился показчик, который просто тянул за веревку эту группу мишеней.

Устройство очень простое. Быстро монтируется и демонтируется в любом месте, что позволяет отрабатывать упражнения в условиях разного рельефа.
Аналогичным образом создавались и объекты, предназначенные для захвата. Два-три небольших макета дома, смотровые вышки и другие объекты делались из чего угодно, начиная от камышовых шитов и заканчивая природным камнем. Весь комплект быстро собирался, разбирался и переносился, а то и просто уничтожался за ненадобностью.

Естественно, о плюсах и минусах подобных методик обучения можно высказывать разные мнения. Однако, на мой взгляд, главным во всем этом является то, что определена система подготовки, то есть:

— определены задачи и минимально приемлемые параметры результатов их выполнения;

— исходя из задач определены методы обучения, нацеленные на конкретный результат.

К сожалению, в российской армии отсутствуют какие-либо официальные разработки по быстрой подготовке партизанских отрядов. «Зеленые береты» преуспели в этой области гораздо больше. Конечно, США, кстати, совершенно открыто поддерживают те или иные политические и военные движения в зоне своих жизненно важных интересов, и декаларируют это, не стесняясь. Военные советники и «частные охранные компании» готовят подразделения для лояльных США режимов в различных точках мира. Будет ли так когда-нибудь действовать Россия – большой вопрос. Однако даже в оборонительной войне на своей территории подобные разработки оказались бы весьма полезны.
СССР тоже имел немало военных советников по всему земному шару. Проблема в том, что в лучшем случае их методические находки по обучению местных подразделений передавались «из рук в руки» между спецами, а в худшем — просто предавались забвению.Поделиться Сохранить в закладках Ещё1 780 просмотров215 упоминанийUnfair Advantage24 июл 2019Вы подписаны

Военмех-инфо
-->

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *