Ядерный «Зверобой»: на базе ИСУ-152 создавали пусковые установки для ракет

Поделись с друзьями новостью

Первым носителем тактических, а затем и оперативно-тактических ракет было шасси самоходной артиллерийской установки ИСУ-152 «Зверобой». Ее испытания в ракетном варианте проводили специалисты Полигона из подмосковной Кубинки, которому исполняется 90 лет.

Средние танки, вооруженные управляемыми ракетами, активно испытывались в Кубинке в 1960-е годы. На вооружение приняли ИТ-1 «Дракон» на базе Т-62. Но десятилетием раньше началось тестирование различных гусеничных шасси, способных нести мощные тактические и оперативно-тактические ракеты. Наиболее подходящей тогда посчитали гусеничную базу ИСУ-152. Даже сегодня особенности тех работ во многом еще закрыты. Поэтому воспоминания одного из танкистов-испытателей Полигона, наверное, будут интересны всем, кто интересуется историей отечественной бронетехники.

Вот что рассказывал полковник-инженер Соломон Юрьевич Выгодский (он давно ушел из жизни, но успел свои воспоминания записать):

— В начале 1950-х годов проводились интенсивные работы по созданию пусковых установок на базе танковых шасси. В одном из таких испытаний пришлось участвовать и мне в составе государственной комиссии. Начались ходовые испытания, пуски, и все шло в соответствии с программой. Машина была создана на базе шасси ИСУ-152.

Участвуя в испытаниях и находясь все время в машине, я обратил внимание на то, что условия движения слишком легкие — песчаная равнина, прямые бесконечные гравийные дороги — словом, рай земной для механика-водителя и его самоходки, с установленной на ней ракетой, да и только. На очередном совещании комиссии я выдвинул требование ужесточить условия испытаний. После длительной перепалки требование было удовлетворено, и под моим руководством в течение пяти дней подготовили ухабистую дорогу.

В первом же пробеге при преодолении ухаба оторвалась головная часть мощной ракеты. То есть, ее боеголовка, которая в проекте могла быть и ядерной. Что началось — уму непостижимо! Генеральный конструктор ракеты потребовал наказания виновного, наверное, подразумевалось меня, и срочно доложил в Москву. Прибыл первый заместитель министра и сразу вызвал на доклад.

Случился вот такой диалог.

Я объяснил, что все закономерно. Нельзя было ожидать другого. Элементарный расчет показывает, что не может головная часть массой в 1,5 тонны, расположенная консольно, не оборвать корпус ракеты, выполненный из листовой стали толщиной менее 1 мм.

— Если вам это было сразу ясно, зачем потребовалось разрушать дорогостоящую ракету? — гневно спросил меня замминистра.

Ответил:

— Если бы этого не произошло, вы бы не приехали, а слушать наши соображения здесь, на месте испытаний, никто не хотел. Согласитесь, лучше, что отрыв головной части произошел один раз и на испытаниях, чем если бы это случилось в войсках, на боевом дежурстве.

— Что же делать? — растерянно спросил замминистра.

— Да все очень просто. Надо приостановить испытания и усилить поддержку боеголовки. Предлагаю ввести дополнительную третью опору под головную часть.

Фактически я, танкист-испытатель, дал совет разработчикам новейших тогда ракетных комплексов тактического назначения о том, как проектировать пусковую установку.

Замминистра пожал мне руку, поблагодарил за подробный доклад (я привел лишь его фрагмент), дал соответствующие указания и уехал.

А дальше завертелось. Надо отдать должное Ж.Я. Котину, руководившему Кировским заводом, где выпускались ИСУ-152. Он быстро организовал проектирование и изготовление третьей опоры, которую оперативно смонтировали на машине. Последующие испытания с пробегом по ухабистым и твердым дорогам на максимально допустимых скоростях показали, что введенная опора исключает опасность отрыва головной части. Успешный пуск ракеты после длительного пробега подтвердил это.

Досье
С.Ю. Выгодский вспоминал об испытаниях твердотопливной тактической ракеты системы 2К1 «Марс». В то время также испытывалась во многом аналогичная система 2К4 «Филин». Их головным разработчиком был НИИ-1 (ныне ставший легендарным Московский институт теплотехники). Позже на базу ИСУ-152 пытались установить оперативно-тактическую ракету Р-17 на жидком топливе.

Четыре гусеничных пусковых установки на базе ИСУ-152 с ракетами Р-17 прошли по Красной площади в военном параде 7 ноября 1961 года. Позже ракету усовершенствовали и усилили. В качестве базы выбрали специально созданное колесное шасси. В мировую историю эта ракета вошла как «Скад». Но начиналось все с гусеничной самоходки «Зверобой» — ИСУ-152, испытания которой как ракетоносителя вели танкисты Полигона из Кубинки. Они же, кстати, тестировали и колесную платформу «Скада».

https://rg.ru/2021/06/14/kak-provodilis-ispytaniia-sh..

, ,
One comment to “Ядерный «Зверобой»: на базе ИСУ-152 создавали пусковые установки для ракет”
  1. В Танковом музее парка «Патриот» состоялась презентация экспозиции редких или существующих в единственном экземпляре образцов бронетехники. Среди них выделяется сверхтяжелый танк Maus Шасси самоходной артиллерийской установки ИСУ-152 «Зверобой» было первым носителем тактических, а затем и оперативно-тактических ракет. Ее испытания в ракетном варианте проводили специалисты Полигона из подмосковной Кубинки, которому исполняется 90 лет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *