Из книги: Тертычный А.А. Аналитическая журналистика. М., 1998. ЖАНРЫ АНАЛИТИЧЕСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ

Поделись с друзьями новостью

1. ПОНЯТИЕ ЖАНРА. ЖАНРООБРАЗУЮЩИЕ ФАКТОРЫ

Как известно, под журналистскими жанрами подразумеваются устойчивые группы публикаций, объединенных сходными содер­жательно-формальными признаками. Эти признаки называются жанрообразующими факторами.

В современной теории журналистики выделяются, как правило, в качестве основных, следующие факторы: предмет отображения, целевая установка (функция) отображения и метод отображения. Значимость этих факторов в жанрообразовании не равновелика. Поэтому рассмотрим поочередно роль каждого из них в образова нии того или иного жанра.

1.1. Предмет отображения

Предметом журналистского отображения может стать практи­чески любое явление жизни природы, общества, имеющее какое-то значение для человека и заинтересовавшее его. Всегда ли жанр предопределен предметом отображения? Несмотря на устоявшийся утвердительный ответ на этот вопрос, все-таки не стоит соглашать­ся с ним в полной мере. Почему? Да потому, что, например, такие жанры, как очерк и рецензия, действительно имеют разный предмет отображения. Но это нельзя сказать об очерке и информационной заметке. Предмет отображения у них может быть один и тот же. И такие “предметные совпадения” могут быть обнаружены у многих иных жанров. В то же время публикации, принадлежащие одному и тому же жанру, могут иметь самые разные предметы отображения.

Поэтому предмет отображения как жанрообразующий фактор имеет значение лишь для некоторых жанровых образований, но от­нюдь не для всех. Таким образом, говорить о жанровом разнообра­зии журналистики, имея в виду лишь предмет отображения, можно только в определенных пределах.

Предмет отображения, интересующий автора аналитической публикации, в подавляющем числе случаев находится во внешнем по отношению к этому автору мире. Но иногда он может относиться к внутреннему миру автора. В этом случае автор, рассказывающий о своем внутреннем мире, занимается самоанализом. Это дает воз­можность говорить о разделении аналитических жанров, исходя из своеобразия указанных предметов отображения, на две (неравные по объему их представленности в журналистике) группы: собствен­но аналитические и самоаналитические публикации. Данная пред­метная “развилка”, как видим, действительно является постоянным жанрообразующим фактором.

1.2. Целевая установка

“Сильным” жанрообразующим свойством обладает целевая ус­тановка журналистского отображения действительности. Так, рас­сказывая о каком-то событии, журналист может поставить своей целью — в нескольких словах познакомить читателя с этим событи­ем, коротко обозначить его причину, выразить свою оценку. В ре­зультате будет написана информационная заметка. Если же автор поставит своей целью детальное, подробное описание события, его причин, прогноза его развития и пр., то у него уже получится текст, который может быть назван аналитическим, или художественно-публицистическим выступлением.

Иначе говоря, в первом случае (в простой информационной за­метке) автор ориентирует целевую установку на показ определен­ных характеристик предмета отображения в их “свернутом” виде, а во втором случае он “развертывает” такие характеристики и создает произведение другого жанрового измерения.

Таким образом, целевая установка проявляется прежде всего в том или ином уровне детализации, глубины постижения связей ото­бражаемого предмета, приводящих к созданию своеобразных текс­тов, составляющих определенный жанр.

1.3. Метод отображения

По мнению ряда исследователей, в журналистике существует два основных метода “преобразования” объективной действитель­ности в ее информационный аналог — рационально-познаватель­ный (логический) и художественно-образный. К каким жанровым “последствиям” ведет применение рационально-познавательного метода действительности? Понять это в полной мере можно, вспом­нив, что этот метод включает в себя два уровня познания — эмпири­ческий и теоретический. Результат эмпирического исследования предстает в журналистике как поток информационных публикаций. Применение теоретического уровня познания приводит к созданию текстов, составляющих поток аналитических публикаций. Такие публикации отличаются прежде всего глубокой, детальной проработкой причинно-следственных связей, оценочных отношений предмета, основательностью аргументации и т.д.

Что касается использования в журналистике художественно-об­разного метода, то это требует некоторого уточнения. Суть его за­ключается в безграничном применении авторской фантазии, автор­ского вымысла, которые дают необходимую для автора свободу со­здания художественного образа и выявления через него “правды жизни в целом”. Но при этом отнюдь не ставится цель отобразить сиюминутные актуальные достоверные факты, чем, как известно, и “озабочена” в основном журналистика. В журналистике элементы вымысла могут быть применены лишь для того, чтобы “оттенить” такие факты. Причем хороший журналист всегда дает понять читате­лю, где достоверные факты, а где вымысел, фантазия, и в чем смысл их “сосуществования”. Таким образом, говорить о применении в журналистике художественно-образного метода можно лишь с опре­деленными оговорками, понимая под этим прежде всего использо­вание образно-экспрессивного языка, определенного уровня дета­лизации отображения предмета, применение условности при рекон­струкции событий.

Результатом правильного использования художественно-образ­ного метода в журналистике является создание текстов, содержа­щих не художественные образы (что присуще художественной лите­ратуре), а публицистические, то есть образы, ограниченные “прав­дой факта”, но не “правдой жизни в целом”. Тем самым публицис­тика выступает переходной ступенью, “пограничной зоной”, отде­ляющей (и соединяющей) журналистику и художественную литера­туру.

Познакомившись с общей картиной жанрообразования в жур­налистике, мы должны более детально рассмотреть устойчивые группы публикаций (жанры) внутри самой “отрасли” аналитичес­кой журналистики.

До недавнего времени отечественная наука причисляла к анали­тической журналистике следующие жанры: “постановочные” кор­респонденции и статьи; обозрения; обзоры выступлений СМИ; ре­цензии; аналитические корреспонденции и статьи; комментарии;

литературно-критические статьи. Взглянем на эти и другие жанро­вые деления с точки зрения основных жанрообразующих факторов, о которых шла речь выше.

а) С точки зрения предмета отображения

Публикации этих жанров различаются тем, что одни из них ос­вещают “первичную реальность” — различные предметные, онтоло­гические ситуации, практические действия, процессы, а другие —

“вторичную реальность” ~ информационные явления (книги, фильмы, телепередачи и т. тт.), третьи — и то и другое. Только пер­вую группу явлений освещают прежде всего аналитические статьи и корреспонденции, только вторую группу явлений освещают обзоры печати, рецензии, литературно-критические статьи. И первую и вторую группу явлений освещают “постановочные” корреспонден­ции и статьи, обозрения, комментарии.

б) С точки зрения целевой установки отображения предмета

Аналитическая корреспонденция нацелена на выявление при­чин какого-либо одиночного феномена и возможной тенденции его развития, определение его ценности. Аналитическая статья — на объяснение взаимосвязанного ряда явлений, определение тенден­ций, закономерностей их взаимодействия, установление их ценнос­ти, формирование прогноза развития. “Постановочные” коррес­понденция и статья дают программы деятельности по отношению либо к одиночным феноменам, либо к их совокупности, Обозрение преследует цель сообщить читателю о важнейших событиях, проис­шедших, например, за определенный период времени, выявить их причину, значимость для аудитории, взаимосвязь. Обзор печати, радио- и телевыступлений знакомит аудиторию с “продукцией” СМИ, выносит им оценку. Рецензии выявляют ценность для ауди­тории тех или иных книг, кинофильмов, спектаклей и т. п. Литера­турно-критические статьи рассматривают особенности творчества писателя, выносят оценку тому или иному произведению.

Что касается комментария, то под ним обычно подразумевают ма­териалы, выносящие главным образом оценку каким-то уже извест­ным аудитории событиям, явлениям, указывающие на их причины и содержащие мнения компетентных в данных вопросах лиц.

в) С точки зрения метода постижения реальности

Аналитические публикации являются реализацией рациональ­но-теоретического отображения предмета, заинтересовавшего жур­налиста. Именно теоретический анализ неизбежен при выявлении взаимосвязей предмета, причин, следствий, их оценке, прогнозе их развития, что и является задачей аналитической журналистики.

Знание названных выше трех основных жанрообразующих фак­торов помогает объяснить многие основные моменты в “рождении” тех или иных жанров. Тем не менее остаются и некоторые неяснос­ти в этом вопросе. Например, два журналиста из разных газет реши­ли написать о проблемах одной и той же футбольной команды. Они вместе наблюдали игру, беседовали со спортсменами, вместе были на пресс-конференции ее капитана. Но один написал аналитическое интервью, а другой — аналитическую корреспонденцию. Нет различия в предмете отображения, в методах исследования, в установке, но были подготовлены публикации разных жанров. Подоб­ного рода примеров очень много. Как объяснить этот момент жанрообразования?

На наш взгляд, необходимо извлечь из тени исследовательского внимания четвертый, очень важный жанрообразующий фактор, ко­торым являются методы и формы репрезентации материала аудито­рии. Они отнюдь не равнозначны методам сбора материала (наблю­дению, интервью, анализу документов и пр.), а поэтому должны рассматриваться как самостоятельный фактор, что имеет большое значение в разговоре о жанрах журналистики. Методы репрезента­ции в журналистике представлены: методом сообщения, методом повествования и методом изложения.

Когда (при наличии всех прочих необходимых жанрообразующих факторов) журналист использует метод сообщения (в специаль­ном, языковом смысле этого понятия), то возникает жанр хроники, заметки, информации, Когда кроме метода сообщения применяется еще и метод повествования, то возникает, например, жанр информа­ционной корреспонденции. Когда наряду с этими двумя методами применяется еще и метод изложения, то появляются жанры “нагляд­ного отображения” — репортажи, очерки, фельетоны.

Важную жанрообразующую роль играет и такой фактор, как ис­ходные формы репрезентации материала. Этих форм две — монологи ческая и диалогическая. Применение первой формы — обязательное условие появления “монологических жанров”: корреспонденции, ста­тьи, рецензии и пр. Применение второй формы неизбежно порождает материалы “диалогических жанров” — интервью, беседу и т. п. Исход­ные формы, разумеется, могут применяться и в сочетании. Поэтому возникают “гибридные” формы типа “корреспонденция-интервью”, “беседа-отчет” и другие.

Общеизвестным является утверждение о том, что в журналисти­ке (в том числе и в аналитической) идет постоянное обновление “жанровой палитры”, причем предполагается, что наиболее актив­но оно идет в такие переломные моменты развития общества, какой мы наблюдаем в настоящее время.

Это утверждение не стоит понимать так, что журналист-аналитик навсегда исключает из круга своих задач, например, применявшиеся им доселе методы причинно-следственного анализа или прогноза, оценки и пр. Просто меняется характер, форма представленности ре­зультатов применения этих методов, показа пути их применения, что приводит к некой “мутации” привычных, устоявшихся форм (жан­ров), но не к исчезновению их как таковых. Это вызвано необходи­мостью “адаптации” жанров к новым коммуникативным ситуациям, порождаемым, в частности, изменением роли журналиста в об­ществе в конкретный период его развития.

Так, например, в аналитической статье может быть изменено со­отношение “чисто информативного” материала (дополнительного) и “делового анализа” в пользу первого, с тем чтобы привлечь внима­ние широкой аудитории к данной публикации. Но это не изменит сущности аналитической статьи как жанра- Она так или иначе будет выполнять свою задачу, даже если будет представлять аудитории причинно-следственный анализ в “нетрадиционно” кратком его со­ставе- Это значит лишь то, что “проявленность” определенного ме­тода исследования будет в данном тексте просто редуцирована.

2. АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ

Отчет является одним из наиболее “древних” жанров журналис­тики. Прежде всего это касается той его разновидности, которая на­зывается информационным отчетом. Существовавший долгое время в форме устных сообщений, докладов о различных форумах, заседаниях парламентов, собраниях и других явлениях императо­рам, царям или населению, с появлением газет отчет перекочевал на их страницы. Активно этот жанр использовался, например, уже в первой российской газете — петровских “Ведомостях”. Так же ак­тивно используется отчет и в современной журналистике. Это ут­верждение существенно и для той разновидности отчета, который называется аналитическим.

Предметом современного аналитического отчета, выражаясь языком современной науки, является результат вербальной дея­тельности специально собравшейся группы людей, а проще говоря — выступления, доклады, речи участников всевозможных собра­ний, заседаний, съездов, слетов, конференций и т. п. Этот же пред­мет может быть отображен журналистом и в жанре заметки, репор­тажа, корреспонденции, информационного отчета присущими этим жанрам способами, языком и пр. Но данное обстоятельство отнюдь не мешает вести речь об аналитическом отчете как о само­стоятельном жанре журналистики. Он отличается от других жанров рядом признаков. Так, если в публикациях информационных жан­ров главным образом констатируют ход собрания, конференции, сообщают, кто выступил, что сказал (или даже показывают, как ска­зал и как это было воспринято аудиторией), то есть отображают внешнюю сторону предмета, то аналитический отчет “берет” в предмете другое, а именно — отображает внутреннюю связь выступлений, докладов, речей.

Цель информационного отчета — проинформировать аудиторию о ходе собрания, конференции и т. д. Цель аналитического отчета — показать взаимосвязь тех или иных суждений, оценок, выводов, предложений, содержащихся в речах выступавших, с реальными проблемами, ситуациями, процессами, существующими в данный момент в жизни города, района, страны. И уже исходя из такого со­отнесения, дать оценку выступлениям участников того или иного форума, определить их значимость для города, района, страны.

Иными словами, выступления участников предстают как бы “мостиком” для переключения внимания аудитории данного СМИ с конкретного съезда, собрания, конференции на то, что происхо­дит в жизни самой аудитории. Такой переход помогает уже самим читателям, слушателям, зрителям судить об описываемом съезде или собрании, об отдельных его участниках с позиции тех реальных проблем, ситуаций, процессов, в которые включены сами эти чита­тели, слушатели, зрители.

При этом автор аналитического отчета может, в отличие от авто­ра информационного отчета, не ставить перед собой цель сообщить о всех выступлениях или выступивших, но сконцентрировать вни­мание на некоторых из них, наиболее интересных с точки зрения взаимосвязи речей с реальными делами, которую он анализирует. Отбор может производиться, например, на основе тематического единства ряда выступлений. И в этом случае автор получает возмож­ность рассмотреть какую-то одну сторону актуальной действитель­ности с позиций разных докладчиков. Он может сосредоточить вни­мание на каком-то одном, наиболее значительном выступлении и с его позиций рассмотреть разные проблемы реальной жизни. В любом случае анализ выходит за рамки прозвучавших выступле­ний. Однако это не может восприниматься автором аналитического отчета как повод для искажения содержания и формы выступлений участников. Он может трактовать, интерпретировать, объяснять эти выступления, но это должно быть сделано так, чтобы аудитория легко смогла отличить, мысли самого автора от мыслей, прозвучав­ших в выступлениях участников форума, и представить себе объек­тивную картину происходившего.

В зависимости от сложившейся реальной ситуации, реальной проблемы, реального процесса, с которым соотносятся выступления участников форума, журналист может сосредоточить свое внимание в аналитическом отчете либо на объяснении причин данной ситуации, проблемы, процесса, либо на оценке их актуального состояния, либо на прогнозе их развития, либо на плане, программе действий в связи с ними. В соответствии с этим, он будет обращать внимание либо на объяснения, либо на предложения, содержащиеся в выступлениях и относящиеся к обсуждаемым проблемам, ситуациям, процессам, про­исходящим в реальности. Это в значительной степени и определит вид аналитического отчета — будет ли это отчет-объяснение, отчет-оценка или отчет-программа.

3. АНАЛИТИЧЕСКАЯ КОРРЕСПОНДЕНЦИЯ

Журналисты российской прессы понятие “корреспонденция” употребляли уже в XVIII веке. Однако надо иметь в виду, что доста­точно долго корреспонденциями называли любые публикации на страницах газет, журналов (заметки, письма читателей, отчеты и т. д.). Лишь в конце XIX века это понятие стало связываться с опре­деленным жанром. Сущность этого жара становится понятной в ре­зультате выявления особенностей публикаций, “подводимых” под него. Предметом аналитической корреспонденции могут быть какие-либо события, явления, феномены. В этом отношении она близка таким, например, информационным жанрам, как репортаж, отчет, информационная корреспонденция. Однако аналитическая корреспонденция отличается от названных жанров другими жанрообразующими факторами. Например, цель репортажа — дать на­глядное, “живое” отображение “предметного” события (поэтому ре­портер использует главным образом при сборе материала метод на­блюдения: нет наблюдения — нет репортажа). Цель отчета ~ точно отобразить “информационное событие” (выступления, доклады, отчеты), изложив все происходившее в точной последовательности. Цель информационной корреспонденции — сообщить нечто о “предметном” событии, но используя при этом, в отличие от репор­тажа, не “живое” наблюдение, а в отличие от отчета — не фрагменты выступлений или сообщений, а “свернутый” пересказ происходив­шего. Цели аналитической корреспонденции иные. Она также со­держит в себе сообщение о событии, явлении. Это сообщение может включать в себя и “живое” наблюдение, и фрагменты каких-то выступлений, и “свернутый” пересказ происходившего. Однако само сообщение не является самоцелью. Оно лишь дает представле­ние о событии, предваряющее его истолкование- Именно это истол­кование отличает в первую очередь аналитическую корреспонденцию от репортажа, отчета, информационной корреспонденции. Ис­толкование представляет собой выяснение причин события, явле­ния, определение его значимости, ценности, прогнозирование его развития и т- д. В силу этого автор аналитической корреспонденции неизбежно использует теоретические методы познания — анализ, синтез, индукцию, дедукцию и другие.

Двусоставность аналитической корреспонденции (сообщение о явлении плюс его истолкование) сближает ее с другим жанром — комментарием. Но между аналитической корреспонденцией и ком­ментарием есть существенное различие. Оно заключается в том, что “первоисточником” сообщения для аудитории о каком-то явлении, событии (которое затем истолковывается) в корреспонденции всегда является автор публикации. Именно он “корреспондирует” с места со­бытия, он впервые сообщает аудитории о том, что произошло. А про­исшедшее событие интерпретирует, опираясь на мнения его участни­ков, свидетелей, свои собственные непосредственные наблюдения. Комментарий же всегда публикуется по следам уже известного данной аудитории события (например, из оперативного информационного сообщения). При этом истолкование события основывается в боль­шей мере на других известных фактах или относительно общих мнени­ях, предположениях, оценках, которые чаще всего высказывает авто­ритетное для аудитории лицо, специалист-эксперт.

Аналитическая корреспонденция отличается также и от статьи. Цель статьи — обосновать суждение (суждения) по поводу какого-то общезначимого явления, процесса, ситуации, имеющих место в жизни общества, в каких-то сферах деятельности. Причем такие события, процессы, ситуации как правило имеют большие последствия для об­щества, отдельных социальных групп. Поэтому предметом статьи яв­ляются не отдельные факты (события), а те закономерные причинно-следственные отношения, которые порождают такие (обычно одно­родные) факты, события. В ходе доказательного рассуждения автор как раз и устанавливает связи между отдельными фактами, возникши­ми на “поверхности” жизни, событиями, явлениями и теми законо­мерностями, теми причинами, которые их порождают и которые скрыты от прямого наблюдения. При этом приводимые факты, обсуж­даемые события, явления служат аргументами в пользу общего сужде­ния об их причинах, о закономерностях, их породивших.

В аналитической же корреспонденции, речь как правило идет о каком-то одном событии. Оно всесторонне обсуждается, выявляют­ся его качества, ему выносится оценка, прогнозируется его разви­тие, указываются его причины. То есть центральным предметом аналитической корреспонденции является один значительный факт, все остальные детали, примеры, суждения служат “вспомога­тельным” материалом для его всестороннего освещения. Назван­ные обстоятельства четко разграничивают жанр аналитической корреспонденции и жанр статьи. Присущие аналитической коррес­понденции характерные признаки отличают ее и от других жанров.

4. АНАЛИТИЧЕСКОЕ ИНТЕРВЬЮ

Жанр интервью является результатом “закрепленности” в жур­налистском тексте формы получения автором этого текста опреде­ленных сведений о действительности с помощью метода интервью. Как известно, сам по себе метод интервью относится не к теоретическим, а к эмпирическим методам (о чем говорилось в начале этой книги). Очевидно, по этой причине и жанр интервью часто относят к информационным жанрам, базирующимся именно на информа­ции, полученной в результате применения эмпирических методов исследования. При этом как бы остается в тени тот факт, что интер­вью, как и другие эмпирические методы, применяется для получе­ния исходных сведений, необходимых для подготовки не только информационных выступлений, но и аналитических. Информация, полученная методом интервью, может быть трансформирована и представлена, например, на газетной полосе в виде корреспонден­ции, отчета, реплики, статьи. Это значит, что использование данно­го метода при сборе информации еще не порождает автоматически жанр интервью. Лишь, как было сказано выше, в случае яркой про­явленности в тексте “хода” применения этого метода он может оп­ределять форму публикации как диалогическую, вопросно-ответную. По этому доминирующему признаку текст может быть назван жанром интервью. Однако то, к какой группе жанров можно при­числить конкретное интервью — к информационным или аналити­ческим, зависит уже от содержания текста, изложенного в форме интервью.

Если информационное интервью несет в себе лишь сообщение о факте, отвечая на вопросы: “кто?”, “что?”, “где?”, “когда?”, то ана­литическое интервью кроме этого содержит и анализ факта, отвечая при этом на вопросы: “почему?”, “каким образом?”, “что это зна­чит?” и т. д.

Роль автора аналитического интервью заключается прежде всего в том, что своими вопросами он задает направление анализа, который обычно осуществляет само интервьюируемое лицо. С этой целью вопросы формулируются таким образом, что они требуют ос­вещения узловых моментов какого-либо события, явления, процес­са, ситуации. Например, если журналист берет интервью у мэра по поводу внезапного нашествия крыс на город, он может “запрограм­мировать” аналитический характер своего выступления, поставив вопросы таким образом:

— Как Вы думаете, что значит это событие для нашего города? Во сколько миллионов рублей оно обойдется налогоплательщикам?

— Что явилось причиной этого события? Какие факты, цифры, до­кументы подтверждают Ваше мнение по этому поводу?

— Кто понесет за это ответственность и какую?

— Как будет развиваться это событие дальше? Какие основания имеет Ваш прогноз?

— Какие срочные меры предпринимают и еще будут предпринимать власти? И что должны делать простые горожане?

Подобные вопросы побудят собеседника излагать свои знания, представления, мнения о предмете будущей публикации таким об­разом, что выявят причинно-следственные связи обсуждаемого со­бытия, будут вынесены определенные оценки, сформулирован про­гноз развития события, приведены необходимые аргументы в поль­зу излагаемой позиции. Подобным образом содержание текста интервью “насыщается” элементами анализа действительности, что и делает его аналитической публикацией.

Конечно, вполне возможны случаи, когда интервьюируемый осуществляет анализ событий, ситуаций, процессов, не ожидая на­водящих вопросов. Однако это чаще всего бывает в том случае, когда он сам заинтересован в наиболее подробном, детальном осве­щении предмета разговора, что, конечно же, облегчает задачу авто­ра будущей аналитической публикации.

5. БЕСЕДА

Беседа, наряду с интервью, является важным аналитическим жанром журналистики, имеющим диалогическую, “полилогическую” форму. Беседа достаточно широко использовалась на страни­цах прессы на протяжении многих лет. Искушенному знатоку жур­налистских жанров хорошо известны, например, “Беседы за «круг­лым столом»”, которые многие годы велись на страницах “Литера­турной газеты”. В настоящее время мы также можем встретить этот жанр в прессе. Иногда жанр беседы отождествляется с жанром ин­тервью. Однако это отождествление необоснованно. Хотя у назван­ных жанров и есть общие черты. Прежде всего ~ двусоставность текста. Одна часть его “принадлежит” одному участнику беседы (ин­тервью), другая — другому. И в беседе, и в интервью есть обмен мыс­лями, репликами. Однако между жанрами существует очень важное различие. И заключается оно прежде всего в той роли, которая отво­дится журналисту-интервьюеру и журналисту-собеседнику, что ока­зывает существенное влияние на содержание самих текстов интер­вью или беседы. Если в роли интервьюера журналист может ставить только вопросы, а отвечает на них интервьюируемый, то именно последний и формирует основное содержание публикации, ее харак­тер (в частности — позитивный или критический),

Журналист-собеседник является равноправным, наряду со своим партнером по коммуникативному акту, создателем содержа­ния будущего текста. Поэтому вопросно-ответной форме обмена мыслями, присущей интервью, в беседе будет соответствовать обмен “равноправными”, равнозначными репликами, суждениями, размышлениями. Когда журналист берет интервью, то он может лишь задать направление размышлениям интервьюируемого. Само же фактологическое, оценочное, причинно-следственное отобра­жение обсуждаемого предмета будет зависеть главным образом от интервьюируемого. Как бы ни старался интервьюируемый быть объективным, он в любом случае будет рассматривать предмет об­суждения со своей позиции, с позиции имеющихся у него знаний, представлений, стереотипов, установок. Поэтому он произвольно или непроизвольно будет вести речь о тех сторонах предмета, кото­рые положительно кореллируются с этой позицией, и опускать то, что ей противоречит.

Другой участник беседы также имеет свою позицию и рассужда­ет о предмете будущей публикации под ее контролем- Однако то, что в беседе участвуют два равноправных партнера (или несколько), повышает шанс объективного освещения предмета разговора. Это происходит в силу того, что журналист или другие участники беседы могут находиться на своих особых позициях, которые будут ориен­тировать их на освещение иных аспектов, иных качеств, досто­инств, недостатков, связей обсуждаемого предмета. Таким образом, в отличие от неизбежно одностороннего монистического освеще­ния предмета обсуждения в интервью, в беседе будет проявлено многостороннее, полифоническое видение предмета обсуждения, что, несомненно, повышает объективность его освещения.

6. КОММЕНТАРИЙ

Комментарий может быть, как и интервью, методом и жанром журналистики. Как метод комментарий применяется во всех фор­мах публикаций: в заметке — в виде цитируемых выражений чужого мнения или различных примечаний; в корреспонденции, статье, очерке, обзоре, рецензии — в формах авторской интерпретации предмета отображения, в виде заключительной мысли, вывода. Метод комментирования даже может быть положен в основу, на­пример, газетной полосы, теле- и радиопередачи. Это проявляется в том, что различные публикации, расположенные на ней, взаимно “комментируют” одна другую.

Для обозначения самостоятельного жанра журналистики слово “комментарий” стало применяться в нашем столетии. Публикации, подходящие под это определение, “комментировали” (объясняли, обсуждали, разъясняли) важные события. В настоящее время в ан­самбле основных журналистских форм комментарий занимает свое важное место. С его помощью автор выражает отношение к актуаль­ным событиям, формулирует связанные с ними задачи и проблемы в форме сжатого анализа недостатков или достижений, а также выра­жает их оценку, прогноз развития и т. д. Комментарий отличается от информационных жанров именно наличием анализа. От статьи, обозрения, обзора и прочих аналитических жанров комментарий отличается тем, что в нем обычно анализируется какое-то явление, уже известное аудитории, и в этом анализе превалирует отношение к предмету отображения.

Как жанр комментарий выкристаллизовался во второй полови­не девятнадцатого — начале двадцатого века из широко распростра­ненного тогда краткого аналитического сообщения типа коррес­понденции. Этот процесс протекал параллельно с образованием разных жанров информации в ее сегодняшнем понимании. И ком­ментарий, и информационные жанры были и остаются высокооперативными жанрами, отражающими ежедневные события и даже опережающие их. Современный комментарий преследует следую­щие цели:

— направлять внимание аудитории на важные новые факты, выхо­дящие на первый план общественной жизни, оценивать их;

— ставить комментируемое событие в связь с другими, выявлять причины этого события;

— формулировать прогноз развития комментируемого события;

— обосновывать, как правило с помощью примеров, необходимые способы поведения или решения задач.

Следует подчеркнуть, что комментарий представляет собой не только реакцию на новые явления. В комментарии активно обрисо­вываются проблемы, обсуждаются относящиеся к ним актуальные факты. И как мы уже замечали, комментарии могут быть превентив­ными, предвосхищающими события, готовящими общество к их неизбежности.

Функции жанра комментария неразрывно связаны с его пред­метом. Вопрос о предмете комментария не следует относить к ака­демическим — он возникает из повседневной журналистской прак­тики. Определение цели будущего выступления предполагает яс­ность в определении его предмета. Комментарий рассказывает о взаимосвязях обнаруженного предмета- Вопросы, решаемые с его помощью, нацелены на познание сути явлений, на оперативное ре­шение задач, на побуждение к действию. Бесконечное многообра­зие конкретных комментируемых проблем может быть в большой мере охвачено рядом типичных вопросов, сведенных в группы:

— об особенностях или новых качествах факта, его ценности;

— о причинах, условиях, предпосылках существования фактов; это связано с вопросами о прецедентах, параллелях;

—- о целях, мотивах, планах действий участников комментируемого события (факта);

— о порядке развития комментируемого явления;

— о тенденциях, закономерностях развития общества, которые про­являются в комментируемом факте, о противоречиях внутри этого факта;

— о задачах, которые вытекают из комментируемого факта, о путях и методах их решения в конкретной ситуации; о достоверности комментируемых фактов.

Аналогично известным вопросам, присущим информационно­му сообщению: “что?”, “где?”, “когда?”, “как?”, комментарию при­сущи вопросы: “что действительно?”, “кто действительно?”, “при каких обстоятельствах?”, “почему?”, “кому выгодно?”, “какова си­туация?”, “что делать?”, “каклучше?”, “какие существуют различия, противоречия?”, “как проявляется направление развития, какова его стратегия и тактика?”.

Первым шагом при подготовке комментария, как и при подго­товке любого иного материала, является выбор цели. Поэтому автор должен четко ответить себе на вопросы:

— какое явление я хочу осветить?

— что я должен рассказать читателю, какое знание дать ему?

— какие чувства у него пробудить?

— какие знания, представления о предмете будущего выступления у меня уже есть?

— какие могут возникнуть возражения у моего оппонента? Как их учесть в публикации?

Чем яснее замысел автора, тем точнее его решение о постановке определенных вопросов, на которые надо ответить. Чем яснее цель и постановка вопросов, тем целенаправленнее собирается инфор­мация, тем глубже продумываются связи предмета, тем легче и уве­реннее в конце концов пишется материал.

При всей эластичности формы комментарий обладает относи­тельно прочной структурой. Комментарий представляет собой (за исключением кратких форм комментария) структуру доказательно­го рассуждения по поводу какого-то одного основного вопроса. Это предопределено содержанием, функциями, предметом жанра. В хо­де рассуждения комментируемое новое событие связывается с более широкими общими процессами, ситуациями и задачами, как пра­вило уже известными аудитории. Таким образом, осуществляются интерпретация новых явлений, их объяснение, оценка. Хороший комментарий имеет всегда хорошее логическое заключение. Ком­ментируемые и комментирующие факты, их детали, подробности служат аргументами в пользу выдвигаемого автором тезиса или по­сылками его умозаключения.

Комментирование осуществляется с помощью следующих при­емов:

— разработка взаимосвязей между исходными и комментирующими фактами (например, обсуждение предыстории события);

— детализация комментируемых событий, восстановление подроб­ностей, признаков, которые важны для постановки вопросов (на­пример, можно обсудить заседание Городской Думы, подчерки­вая и взаимосвязывая разные высказывания, умозаключения де­путатов);

— сравнение фактов, разработка аналогий, например с прецедента­ми; проведение параллелей, которые могут быть привлечены в качестве демонстрационных моделей обнаруженных связей акту­ального события (предмета), комментария;

— противопоставление, конфронтация различных или противопо­ложных способов осуществления обсуждаемых действий;

— интерпретация текста (разъяснение документов, “перевод” дово­дов оппонентов на ясный язык).

Эти и другие аналитические способы применяются по отдель­ности или комбинированно. Их выбор проистекает из конкретной цели доказательного рассуждения и постановки необходимых во­просов- Независимо от того, какой способ используется, коммента­рии содержат ряд типичных структурных элементов (основных час­тей комментария): сообщение о комментируемом событии и поста­новка задачи комментария; формулирование возникших в связи с этим событием вопросов; изложение комментирующих фактов и мыс­лей, деталей; выявление тезисов, отражающих отношение автора к ос­вещаемому событию, изложение их или в начале текста, или непо­средственно вслед за постановкой вопросов, относящихся к ком­ментируемому явлению.

Построение комментария вытекает из сущности жанра, и все его структурные элементы обусловливают один другой. Поэтому все они должны присутствовать в комментарии. Иначе он может ока­заться неудачным. Так, если в тексте отсутствует исходный (ком­ментируемый) факт, если он неизвестен аудитории, то постановка вопросов повисает в воздухе, и речь в лучшем случае может идти лишь о проявлении общей точки зрения по поводу неких, неизвест­ных аудитории событий. Это же происходит и тогда, когда коммен­татор начинает с факта, приведенного для привлечения внимания аудитории, но не являющегося фактом, подлежащим комментиро­ванию.

Ошибка в комментировании возникает и тогда, когда постанов­ка вопросов, связанных с комментируемым фактом, не проявлена в тесте. В этом случае аудитории не ясна проблема, которую обсуждает автор, или она узнает о ней слишком поздно. Поэтому следует сделать все возможное, чтобы текст содержал все структурные эле­менты, и тем самым включить аудиторию в активный мыслитель­ный процесс. Если же автор сам не понимает цели комментария, плана постановки вопросов, то может случиться, что он вообще не будет комментировать что-то, а будет просто сообщать определен­ные факты.

Особую роль играют качество поставленных вопросов, их актуаль­ность, проблемность, точность. Они влияют на качество аргументов, комментирующих мыслей, фактов. От качества комментирующих фактов, мыслей зависит возможность небанального, обоснованного вывода (хотя в коротком комментарии следствие может вытекать не­посредственно из исходных фактов). Как правило в полновесных ком­ментариях комментирующие мысли и факты необходимы для оценки исходных фактов и основания заключений.

Хороший комментарий должен иметь ясный вывод. Если он от­сутствует, тогда последовательность мысли автора может быть не улов­лена аудиторией. Целенаправленный, исходящий от комментария к аудитории импульс будет слабым. Конечно, это не значит, что вывод должен быть изложен в дидактичной форме. Он может как бы сам по себе вытекать из логики размышлений автора и взаимосвязи приве­денных им фактов, примеров, позволяющих аудитории (при соответ­ствующей подготовке) самостоятельно сказать последнее слово: “Вывод очевиден” или “Комментарии излишние”.

В рассмотрение технологии комментария включается и характе­ристика признаков его заголовков. Хороший заголовок коммента­рия, как и заголовок любого иного текста, сигнализирует о характе­ре публикации. Он находится в тесной связи с построением и спосо­бом комментария. Часто при этом речь идет о кратком оформлении вопроса; характерным представляется частое использование вопро­сительных предложений или тезисов (выводов). Иногда заголовок включает в себя главный аргумент, реже — интересную деталь- Он может также проявлять один из главных способов комментирова­ния, примененный автором, например, противопоставление. Со­держательно заголовок комментария отражает прежде всего собы­тие или связанную с ним ситуацию, процесс, тенденцию, задачи, пути их решения, оценку. Он может обозначать и взаимосвязи или отражать полемическую направленность комментария.

Итак, описанные основные положения подготовки коммента­рия обусловлены функционально, Они прямо вытекают их задач этого жанра, определяются внутренней его логикой, логикой за­ключенного в его основе доказательного рассуждения. Это предъяв­ляет высокие требования к логике мышления, логике действий комментатора. Принимая во внимание скорость, с которой должны готовиться комментарии, этот жанр требует от автора высокого самоконтроля, профессионального самосовершенствования.

7. РЕЦЕНЗИЯ

Слово “рецензия” латинского происхождения и в переводе означает “просмотр, сообщение, оценка, отзыв о чем-либо”. Можно сказать, что рецензия — это жанр, основу которого составляет отзыв (прежде всего — критический) о произведении ху­дожественной литературы, искусства, науки, журналистики и т. п. В какой бы форме ни был дан такой отзыв, суть его — выразить отно­шение рецензента к исследуемому произведению. Отличие рецен­зии от других газетных жанров состоит прежде всего в том, что пред­метом рецензии выступают не непосредственные факты действи­тельности, на которых основаны очерки, корреспонденции, зари­совки, репортажи и т. п., а информационные явления — книги, бро­шюры, спектакли, кинофильмы, телепередачи.

Рецензия, как правило, рассматривает одно-два произведения и дает им соответствующую оценку, не ставя перед собой других, более сложных задач. В том же случае, когда журналист на основе глубокого анализа произведения выдвигает какие-то общественно значимые проблемы, его произведение будет скорее не рецензией, а литературно-критической статьей иди искусствоведческим иссле­дованием (вспомним “Что такое обломовщина?” Н. Добролюбова, “Базаров” Д. Писарева).

Вопрос о том, что рецензировать, имеет первостепенное значение зля автора. Ясно, что охватить своим вниманием все явления культур­ной или научной жизни рецензент просто не в силах, да это и невоз­можно в силу ограниченности возможностей СМИ. Поэтому рецензи­руются как правило наиболее выдающиеся спектакли, книги, фильмы, в том числе и “скандальные” произведения, то есть задевшие чем-[0 внимание публики. Рецензия, разумеется, должна преследовать какую-то практическую цель — рассказать аудитории о том, что действительно заслуживает ее внимания, и о том, что внимания ее недо­стойно, помочь ей лучше разбираться в вопросах той сферы, которой касается рецензируемое произведение.

Рецензия должна быть ясной по содержанию и форме, доступ­ной для той категории читателей, слушателей, зрителей, которой она адресована. Для этого рецензенту надо глубоко изучить рецен­зируемое произведение, учитывая те принципы и правила, которы­ми руководствовался писатель, ученый или художник, уметь ис­пользовать методы анализа и свободно владеть языком рецензируемого произведения. Но основная задача рецензента ~ увидеть в ре­цензируемом произведении то, что незаметно непосвященному. А это трудно сделать, не обладая специальными знаниями в опреде­ленной сфере деятельности (литературе, театральной жизни, искус­стве и пр.). Эти знания не может заменить обычный жизненный опыт или интуиция. Чем большим запасом специальных знаний об­ладает автор, тем больше у него шансов подготовить действительно профессиональную рецензию.

Основу рецензии составляет анализ, поэтому необходимо, чтобы он был всесторонним, объективным. Автор должен уметь за­метить в анализируемом произведении то новое, что может стать “центром”, вокруг которого будут “вращаться” его мысли, сужде­ния. Очень часто рецензенты сосредоточивают свое внимание на пересказе сюжетных линий произведения, характеристике поступ­ков персонажей. Это не должно быть самоцелью- Только в том слу­чае, если такой пересказ органично вплетен в канву анализа, он ста­новится оправданным. Особенно неудачным такой путь рецензиро­вания будет тогда, когда аудитория хорошо знает произведение, о котором идет речь.

В ходе рецензирования автор может разбирать только какую-то одну сторону произведения — тему, мастерство автора или испол­нителя, работу режиссера и т. п. Однако он может и расширить предмет своего исследования, рассматривать в комплексе совокуп­ность проблем, связанных с обсуждаемым произведением, в том числе и выходящих за рамки его содержания. Как писал по этому поводу В. Г. Белинский, “каждое произведение искусства непре­менно должно рассматриваться в отношении к эпохе, к историчес­кой современности, и в отношении художника к обществу; рассмот­рение его жизни, характера также может служить часто уяснению его создания. С другой стороны, невозможно упускать из виду и собственно эстетических требований искусства. Скажем более: оп­ределение степени эстетического достоинства произведения долж­но быть первым делом критики”1. И действительно, искусственное сужение рамок анализа в ряде случаев резко снижает общественный вес рецензии.

При подготовке публикации рецензент может активно привле­кать элементы исторического, психологического, социологическо­го анализа, что, несомненно, сделает его выступление более акту­альным, весомым.

Независимо от того, каким путем идет рецензент, основу его вы­ступления будет составлять какая-то вполне определенная мысль

(идея). Поэтому рецензия в известном смысле представляет собой доказательное рассуждение, аргументирование главной идеи автора. В основе этого рассуждения лежит схема внешней оценки, о которой уже говорилось в начале этой книги. Напомним, что внешняя оценка строится по типу следующего высказывания: “А хорошо потому, что помогает достичь Б…”. Рассуждая о произведении художника или писателя, рецензент может оценить его как хорошее или плохое, опираясь на определенные следствия, которые имеет такое произве­дение. Эти следствия могу быть самыми разными, например: созда­ние неправильного представления о реальности, формирование у читателя, зрителя дурного вкуса, возбуждение низменных интересов и т. д. Все такие следствия и есть то самое “Б”, которое присутствует в логической схеме внешней оценки. Первая часть внешней оценки “А хорошо…” можно назвать главным тезисом рецензии, а вторую часть: “потому, что помогает достичь Б” — аргументацией в его поль­зу. Обоснованность главного тезиса зависит от полноты, достаточ­ности, достоверности аргументации. Что же может быть аргументом в рецензии? Это — знания, опыт, жизненные наблюдения автора; со­держание рецензируемого произведения, отрывки из него и его форма; отношение к этому произведению других людей, специалис­тов, экспертов; логические следствия публикации произведения.

Итак, первоэлементом рецензии является тезис, раскрываемый в публикации. Его еще называют главным тезисом, если рассужде­ние имеет достаточно сложную форму и включает в себя некие до­полнительные (второстепенные) тезисы. Содержание тезисов — это результат того исследования, которое провел автор рецензии. Одно­временно в них отражаются и мировоззрение автора, и его осведом­ленность в данной проблематике, понимание ее. Не все тезисы обычно развернуты, наполнены новым смыслом, не все они могут даже восприниматься как тезисы, поскольку в тексте есть главный тезис на который все остальные “работают”. В силу этого дополни­тельные тезисы могут выступать в роли аргументов по отношению к главному.

Зная о том, что тезисы необходимо обосновывать, рецензенты часто используют для этого богатый иллюстративный материал. Ка­залось бы, это очень хорошо — чем богаче иллюстрации, тем обо­снованнее идеи автора, тем интереснее сама рецензия. На самом же деле чрезмерное увлечение иллюстрациями способно нанести вред рецензии, поскольку они могут “затмить” те идеи, которые автор намеревался донести до аудитории.

Рецензии могут быть объединены в определенные типологичес­кие группы по тем или иным основаниям. Вот примеры такой типо­логии:

  1. По объему рецензии можно разделить на большие (“грандрецензии”) и маленькие (“минирецензии”). Большая, развернутая ре­цензия — “гвоздь” газетного или журнального номера ~ прерога­тива прежде всего специализированных изданий. Большой объем дает автору возможность достаточно глубоко и всесторонне охва­тить исследуемую тему. Такие рецензии обычно готовят маститые критики, обладающие авторитетом у публики, имеющие устойчи­вые общественно-политические и философско-нравственные взгляды. Минирецензии распространены в настоящее время го­раздо шире, чем развернутые. Объемом обычно до полутора ма­шинописных страниц, такая рецензия представляет собой сжа­тый, насыщенный анализ того или иного произведения и прочи­тывается на едином дыхании. Малый объем не позволяет автору развернуться, не оставляет места для отступлений, личных впе­чатлений, воспоминаний — всего того, что в грандрецензии слу­жит прежде всего средством “предъявления” личности пишущего. В минирецензии мысль критика должна быть краткой, емкой, максимально точной
  2. По числу анализируемых произведений все рецензии можно раз­делить на “монорецензии” и “полирецензии”. В публикациях пер вого типа анализируется одно произведение, хотя автор, разуме­ется, может производить какие-то сравнения и с этой целью упо­минать другие произведения. Но объем сравнительного материала в монорецензии очень небольшой. В полирецензии производится разбор двух или более произведений, они обычно сравниваются одно с другим, и такой разбор занимает довольно большое место. В монорецензиях автор обычно сравнивает анализируемое новое произведение с уже известным аудитории. В полирецензии ведет­ся сравнительный анализ только что созданных произведений, не известных или мало известных аудитории.
  3. По теме рецензии делят на литературные, театральные, киноре цензии и т. д. В последнее время, наряду с уже хорошо известными публике типами рецензии, публикуются рецензии нового типа — рецензии на мультипликационные и неигровые фильмы, телерецен­зии, рецензии на рекламные и прочие клипы, Это объясняется тем, что значительно вырос объем анимационных и документальных фильмов, телепередач, насыщенных драматическими конфликта­ми, жизненным содержанием, а также резким ростом рекламной продукции.

Подготовка рецензии того или иного типа предполагает преодо­ление трудностей разной степени. Одним из самых сложных видов рецензии является кино- и театральная рецензия. Так, если в рецен­зии на литературное или изобразительное произведение критик имеет дело только с самим этим произведением, мастерством его автора, то в театре, в кино, на телевидении, в концертной деятель­ности кроме автора участвуют режиссеры, актеры, музыканты, оформители и т. д. Работу исполнительского коллектива в целом и каждого автора отдельно и должна оценивать в этом случае рецен­зия. В подобных работах перед критиком стоит трудная задача — со­вместить целенаправленный анализ авторского и режиссерского за­мысла с характеристикой творческого воплощения. Дело усложня­ется еще больше, когда автор рецензии ставит своей задачей срав­нить литературный первоисточник с экранизацией или театральной инсценировкой. Согласовать все три или даже четыре “слоя” такой рецензии — первоисточник, пьесу по нему, режиссерскую интер­претацию пьесы, воплощенную в спектакле, авторское исполне­ние — бывает очень непросто.

Создание хорошей рецензии на произведения синтетических жанров (театра, кино, исполнительского искусства) всегда опреде-.1яется профессиональным умением критика оценить все стороны работы. Часто успех предопределяется правильным выбором како­го-то одного аспекта. Так, например, нет смысла “растекаться мыс­лью по древу”, оценивая содержание пьесы Грибоедова “Горе от ума”, ведь она уже пережила десятки поколений зрителей и ее со­держание известно любому школьнику. А вот оценить режиссер­ский замысел, актерское воплощение этой пьесы, скажем, во МХАТЕ куда более важно и интересно и для читателя (зрителя), и для авторов самих анализируемых произведений, и для критиков, для театра вообще.

Однозначного ответа на вопрос “Для кого пишутся рецензии?” нет. С одной стороны, критический разбор нужен прежде всего художнику, чтобы помочь ему сравнить свое представление о собствен­ном творчестве с мнением человека со стороны, каковым ему может показаться рецензент. С другой стороны, читатель и зритель тоже хотят разобраться в том, что ему предлагает художник. Как показывает опыт, писать для читателя и зрителя — одно дело, а для автора или для других критиков — другое дело. Детальный профессиональный разбор часто бывает неинтересен и непонятен широкой публике. А разбор произведения, ориентированный на широкую публику, может ока­заться слишком поверхностным для профессионального критика (да и для автора произведения). Умение писать просто о сложном, интересно и для широкой аудитории, и для критиков, и для авторов анализируемых произведений приобретается только на базе глубо­ких специальных знаний и опыта критике-популяризаторской ра­боты рецензента.

По мнению многих ведущих деятелей культуры современной России, в последнее время критики не пишут ничего, что рождало бы новые идеи, рецензии часто облечены в жесткую ироничную форму, являются скорее личными опусами, нежели профессио­нальными публикациями. В то же время авторитет критики дости­гается прежде всего принципиальным отношением к рецензируе­мому труду, стремлением к объективному, аргументированному анализу, о чем необходимо помнить молодому журналисту.

8.СТАТЬЯ

Понятие “статья” произошло от латинского слова и означало первоначально то же самое, что и “сустав”, “член”, “часть целого”. Это объясняет, почему в журналистской практике отдель­ная публикация, будучи частью, например, всего текста газетного номера, может быть названа “статьей”. Поэтому сложилось так, что, пожалуй, за исключением коротких сообщений статьями называ­ют огромное число публикаций различных жанров. Но, когда речь заходит о вполне определенном жанре статьи, то под ней по­нимают публикации, анализирующие некие ситуации, процессы, явления, лежащие в их основе закономерные связи с целью опре­деления их политической, экономической или иной значимости и выяснения того, какие позиции следует занять, как себя вести, чтобы поддержать или устранить такую ситуацию, такой процесс. такое явление.

Короче и точнее статью можно определить как жанр, предназначенный прежде всего для анализа актуальных, общественно-значимых процессов, ситуаций, явлений и управляющих ими закономерностей. Аналитическое обсуждение предмета в статье должно быть проведено так, чтобы читатели могли, используя публикацию, размышлять далее над интересующими их вопросами. Таким обра­зом, можно говорить об особой функции статьи. Она состоит в том, что статья объясняет читателям как общественную, так и личную значимость актуальных процессов, ситуаций, явлений, их причин­но-следственные связи и таким образом инициирует их размышле­ния, действия, связанные с предметом отображения в публикации. Кроме того, она обращает внимание аудитории на те задачи, про­блемы, которые возникают в связи с описываемыми ситуациями, показывает, какие стратегические или тактические интересы име­ются у тех или иных участников этих ситуаций. Удачная статья со­здает реальное представление об актуальной ситуации, служит ос­новой для выработки идей, импульсов, предваряющих принятие практических мер. “Правильная” статья всегда связана с отображе­нием предмета вполне определенного характера.

Предмет жанра статьи можно увидеть как в тех противоречиях и проблемах, которые содержатся в актуальных ситуациях и процес­сах, так и в вытекающих из них задачах, в условиях их решения, упорядочения, в связанных с ними тенденциях, перспективах, законо­мерностях общественного развития.

В настоящее время в прессе существуют относительно устойчи­вые формы проявления жанра статьи. Основными из них можно считать такие:

8.1. Общеисследовательская статья

К этой группе относятся публикации, в которых анализируются общезначимые, широкие вопросы. Например, автор такой статьи может вести речь о направлениях политического или экономичес­кого развития страны или рассуждать об уровне нравственности, су­ществующем на сегодняшний день в обществе в целом, или о воз­можности союза церкви и государства, или о взаимоотношениях страны с зарубежными государствами, или о проблемах создания панславянской федерации и т. п.

Подобного рода публикации отличаются высоким уровнем обобщения, глобальностью мышления авторов. Цель общеисследователь­ской статьи — изучение различных закономерностей, тенденций, пер­спектив развития современного общества. В советской журналистике современной общеисследовательской статье соответствовала теорети­ко-пропагандистская статья, рассматривавшая те же глобальные про­блемы, но с позиций марксизма-ленинизма.

8.2. Практико-аналитическая статья.

Она обращена прежде всего к актуальным практическим про­блемам промышленности, сельского хозяйства, предприниматель­ства, культуры, науки, образования, бизнеса, финансов и т. д, В этих статьях анализируются конкретные проблемы, события, действия, ситуации, связанные с практическими задачами, решаемыми в той или иной сфере деятельности, отрасли производства и пр. Автор практико-аналитической статьи ставит перед собой цель выявить причины ситуации, сложившейся в той или иной сфере производст­ва, на ряде предприятий, в социальной сфере и т. д., оценить эти ситуа­ции, определить тенденции их развития, выявить проблемы, стоящие на пути решения тех или иных практических задач, по возможности выявить пути эффективного разрешения этих задач, вынести на суд общественности какие-то конструктивные предложения.

Если автор общеисследовательской статьи мыслит такими кате­гориями, как “страна”, “мир”, “планета”, “общественное устройст­во”, “политика”, “экономика”, “благосостояние народа”, “цели правящей элиты”, “парламентское решение”, “международные договоренности”, “тенденции развития взаимоотношения стран”, “цивилизация”, то автор практико-аналитической статьи обраща­ется к категориям типа: “задачи обрабатывающей промышленнос­ти”, “парк машин”, “взаимосвязи предприятий”, “ситуация, сло­жившаяся в отрасли”, “план реконструкции завода” “прибыли АО”, “ценообразование”, “учреждение”, “предприниматели”, “атмосфе­ра в коллективе” и т.п.

8.3. Полемическая статья

Такого рода статьи обычно публикуются когда в обществе воз­никает спор по каким-либо значительным проблемам. Непосредст­венным поводом публикации полемической статьи обычно являет­ся выступление политических оппонентов, представителей “чужой” научной школы “еретического” религиозного течения, задевающее каким-то образом интересы автора будущей полемической статьи, его издания, выражающее оценки, представления, выводы, предло­жения, с которыми автор этой статьи, это издание согласиться не могут.

Цель полемической статьи, как правило, двоякая. Автор ставит перед собой задачу, с одной стороны — обосновать свою собствен­ную позицию по спорному вопросу, показать свое видение пробле­мы, причин ее возникновения, значимости, способов ее решения. С другой стороны, он пытается опровергнуть позицию своего оппо­нента. Это, естественно, не может не отразиться как на содержании приводимых фактов, примеров, так и на логической структуре ста­тьи. Используемые факты, примеры обычно подбираются таким образом, что они лишь подтверждают позицию автора. Он не может себе позволить, как авторы двух других видов статьи, приводить факты, примеры, которые противоречат его тезисам, не может при­менить к своему выступлению позицию философа, исходящую из того, что “жизнь есть борьба противоречий”. Его выступление должно быть не противоречивым — это, пожалуй, принципиальное требование полемической статьи.

Что касается логической структуры полемической статьи, то она формируется на базе доказательного рассуждения, на базе аргу­ментации в пользу главного тезиса автора выступления и на базе оп­ровержения тезиса, аргументов, демонстрации, содержащихся в вы­ступлении оппонента.

Наибольшую трудность при подготовке вызывают статьи, в кото­рых анализируются различные ситуации- Поэтому остановим наше внимание на некоторых аспектах подготовки статьи такого рода.

Первое, что должен сделать журналист, ~ добыть необходимую информацию. Начинается поиск с выявления конкретных действующих лиц ситуации. Определив их, далее следует узнать конкрет­ные ответы на следующие вопросы: что было (будет) предпринято и кем? К каким социальным группам относятся участники? Какие цели они преследуют? При каких условиях они действуют? Какие противоречия есть между общественными требованиями и личны­ми интересами участников? Какие проблемы возникают при этом? Как реагируют на это участники? Какие средства и методы приме­няют? С кем и против кого они действуют? Почему действуют так, а не по-другому? К чему это может привести? Что это значит для об­щества? Какие пути выхода из ситуации можно использовать?

Получив подобную информацию, автор может приступить к на­писанию статьи. Общие структурные требования к ней таковы. Любая статья должна обладать ясной концептуальной линией. Нель­зя, чтобы эта линия терялась в гуще фактов автор должен развивать четкую ясную мысль, чтобы разъяснить читателю определенную си­туацию, ее политическую, экономическую и другую сущность. Чита­телю должны быть понятны те методы, которые журналист применя­ет при оценке явлений- Это помогает аудитории правильно воспри­нимать значимость для себя общих событий, вырабатывать свою линию поведения, действий. В решении этой задачи журналисту по­могает соблюдение определенных методических установок. Одна из них заключается в том, что статья делится на три части: начало, глав­ную часть, заключение. Требования к началу статьи: в первой трети излагается экспозиция статьи, читателю дается актуальный повод уз­нать, почему данная ситуация анализируется, почему она важна для общества, почему ее надо разрешить. Поскольку понимание ситуа­ции зависит от того, насколько ясно осознаются актуальные пробле­мы и задачи, которые порождаются ею, то надо показать эти пробле­мы, задачи, их связь с ситуацией. Познакомив аудиторию с пробле­мами, задачами, условиями их возникновения в данной ситуации, автор далее может поставить вопрос о том, каким образом эти зада­чи , проблемы могут быть решены и в интересах каких сил, например:

“как задача А может быть решена в интересах В, если условия Д еще не созданы?” Или: “как задача А может быть реализована в интересах В так, чтобы не наступили последствия Е?” Конечно, в статье нельзя стереотипно использовать эти формулы. В содержательном и в язы­ковом отношении каждая конкретная статья должна быть полнос­тью оригинальна-

Поскольку любая ситуация содержит в себе внутренние проти­воречия, то это может вызвать определенные сомнения в правиль­ности, полезности, необходимости постановки какой-либо цели, задачи, поиске путей их решения. Поэтому можно сформулировать в прямой или косвенной форме соответствующий вопрос-сомнение и адресовать его аудитории. Подобный вопрос может быть дан не только в свернутой, но и в развернутой форме (как несколько во­просительных предложений). При постановке вопроса автор может сослаться на опыт, который в данных условиях чаще всего воспро­изводится. В главной части статьи автор может сосредоточить свое внимание на анализе тех факторов, которые помешали разрешить ситуацию, постараться выяснить, почему задача до сих пор еще не решена. Кроме того, он может показать, как, каким образом достичь цели или приблизиться к ней, какие конкретные шаги стоит предпринять для этого. Последовательность действий часто бывает довольно сложной, поэтому следует обратить внимание на то, чтобы не терялась нить рассуждений, чтобы публикация была по­нятной аудитории.

В сравнении с главной частью, в которой ситуация анализирует­ся, заключительная часть имеет синтезирующий характер. В ней может поясняться, что несет с собой изменение ситуации, какие силы задействуются, какие новые задачи и проблемы должны быть решены далее. В конце статьи могут быть также ссылки на то, что может сделать аудитория для изменения ситуации в лучшую сторону.

9. ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Достаточно долгое время понятие “журналистское расследова­ние” в отечественной прессе и в науке о журналистике воспринима­лось как синоним журналистского исследования действительности. Это понятие как бы представляло собой особый журналистский путь познания действительности. И лишь с перестройкой общества в обиход отечественной журналистики вошло то понимание журна­листского расследования, которое на Западе уже обозначало опре­деленный жанр журналистских публикаций.

Сравнивая журналистское расследование с публикацией како­го-то иного жанра, например со статьей, корреспонденцией, очер­ком и т. д., в нем можно найти черты, роднящие его с этими жанра­ми. И все же полнокровное журналистское расследование трудно спутать с каким-то иным жанром. Своеобразие журналистского расследования как особого жанра определяется прежде всего таки­ми характеристиками:

— цель исследования;

— предмет исследования;

— метод исследования;                     ,

— способ изложения полученного материала.

Цель журналистского расследования заключается прежде всего в том, чтобы установить причину определенного явления, процесса, ситуации, обнаружить скрытые пружины, приведшие в действие некий механизм, породившие вполне конкретный результат. Ос­новной вопрос, который задает журналист-расследователь: “поче­му?”. Не менее важным для данного жанра является еще один вопрос: “как?”. Причем ответ на второй вопрос занимает в расследова­нии как правило львиную долю места (времени), отводимого под публикацию-

Обычно предметом журналистского расследования становится наиболее “кричащее” негативное явление, не заметить которое невозможно «(это в первую очередь различные преступления, “из ряда вон выходящие” случаи, события, приковывающие внима­ние общества). Если такие негативные явления — результат опре­деленных действий каких-то людей или их некомпетентности, халатности и т. п., то эти люди как правило принимают все необ­ходимые меры для того, чтобы скрыть корни, причины происхо­дящего. Данное обстоятельство, разумеется, резко затрудняет расследование, которое проводит журналист. В силу этого он может прибегать к методам получения информации, роднящим его, с одной стороны — со следователем, инспектором уголовно­го розыска, а с другой — с ученым-исследователем, если речь идет об исторических расследованиях, связанных с громкими делами давно минувших дней. Это родство проявляется прежде всего в скрупулезности изучения связи явлений, когда внимание уделя­ется каждой мелочи, способной пролить свет на происходящее, вывести журналиста на верный след. Идя по этому следу, он часто ведет за собой и читателя, слушателя, зрителя. Именно это движе­ние за путеводной нитью в темном лабиринте взаимосвязанных со­бытий выступает канвой способа изложения полученного материа­ла, что неизбежно придает любому журналистскому расследованию детективный оттенок-

Однако в отличие от литературно-художественного детектива, в котором по мере разматывания следователем запутанного клубка событий на поверхности появляются все новые герои, в журналист­ском расследовании люди, с которыми общался журналист, кото­рые дали ему информацию, очень часто даже не упоминаются. Конфиденциальность источников информации, по известным причи­нам, становится неизбежной. В то же время в публикациях других жанров подобная необходимость сохранять в тайне источники ин­формации возникает относительно нечасто.

Непременной чертой журналистского расследования является присутствие самого автора в ряду действующих героев истории, о которой идет речь в публикации. Рассказывая о том, как шло рас­следование, какие препятствия стояли на пути, какими открытиями, действиями, эмоциями оно сопровождалось, он тем самым де­лает процесс расследования наглядным, впечатляющим, что явно отличает данный жанр от других жанров, например статьи. В силу того, что, как уже говорилось, журналистское расследование при­ближается по характеру к тому расследованию, которое ведут пра­воохранительные органы, журналисту, его осуществляющему, не­обходимо позаботиться о доказательности улик, на которых он строит свое выступление. Известно, что наиболее ценными являют­ся достоверные сведения, подученные из наиболее близких к пред­мету расследования кругов (бывших жен, друзей, сотрудников).

Часть необходимых сведений журналист может получить из открытых источников — газет, журналов, теле- и радиопередач, библио­тек, баз компьютерных данных, Интернета (это прежде всего относит­ся к правительственным документам). В любом случае первоначаль­ная информация может быть полезной, например, подсказать, где сле­дует искать правительственные и другие документы (в каком минис­терстве, ведомстве, учреждении). Но, конечно, основной объем кон­кретной информации, непосредственно связанной с предметом ис­следования, может быть получен в результате сложной и кропотливой работы с действующими источниками информации, включенными в исследуемую ситуацию.

В ходе расследования журналист прибегает к самым разным ме­тодам получения данных ~ наблюдениям, интервью, анализу доку­ментов и т. д. Одним из наиболее продуктивных методов является “перемена профессии” (журналист на какое-то время может стать про­давцом на рынке, чтобы узнать, как действуют рыночные рэкетиры, или выступить в роли больного, чтобы выяснить, что творится в боль­нице, о которой плохо отзываются пациенты.).

Естественно, что собрать наиболее серьезные, наиболее тща­тельно скрываемые сведения, улики могут в полной мере только правоохранительные органы. Расследование, таким образом,  предполагает тесный контакт журналиста с этими органами или с от­дельными их работниками. Каким он будет, формальным или лич­ным, зависит от обстоятельств, в которых ведется расследование. Как правило милиция, прокуратура не заинтересованы в разглаше­нии полученных сведений, поскольку это может негативно сказать­ся на раскрытии преступления. Кроме того, могут быть и другие причины, например, нежелание органов “делиться славой” с жур­налистами или заинтересованность должностных лиц в определен­ном исходе расследования, в ряде случаев — коррумпированность правоохранительных органов. Поэтому большинство необходимых сведений журналист может получить только “неформальным” путем — через своих знакомых, друзей, работающих в правоохрани­тельной системе. Это затрудняет расследование, поскольку не всегда оказываются ясными все звенья цепочки, которую разматывает журналист. Поэтому заключения, которые он делает, должны ка­саться только того круга обстоятельств, которые точно установлены, иначе публикация будет иметь внутренние изъяны, недостаточность действительных доказательств, необоснованность обобщающих за­ключений. Журналисту, ведущему расследование, стоит принять для себя в качестве закона совет, который дает в своем “Кратком руковод­стве по проведению журналистского расследования” известный аме­риканский журналист Майкл Берлин, много лет занимавшийся этим видом журналистского творчества в газете “Нью-Йорк пост”:

“Никаких краденых документов. Никакой платы за информа­цию. Никаких незаконных проникновении на частную террито­рию, за исключением случаев, когда журналист готов нести за это судебную ответственность. И самое главное. Ни при каких обстоя­тельствах… не раскрывать источник информации”

Последнее обстоятельство предполагает, что журналист будет хранить все полученные им документы — письма, магнитные запи­си, фотографии и другие в очень надежных местах. Они ни при каких обстоятельствах не должны передаваться властям, за исклю­чением случаев, когда на это получено разрешение людей, предо­ставивших эти документы в распоряжение журналиста.

Намечая расследование, журналист должен помнить, что “нель­зя объять необъятное”. Необъятное — это те самые “кричащие” факты общественной жизни, которых, к сожалению, очень много. Будет правильно, если журналист сумеет определить не только самые актуальные из них в качестве предмета своего исследования, но и реально оценить свои силы, рассчитать возможности, шансы на успешное осуществление замысла. Переоценка своих возмож­ностей не только приведет к невыполнению задачи, не только в какой-то мере дискредитирует журналиста как профессионала, но и может повредить установлению справедливости в том деле, которое он расследует. Проводя расследование, журналист может получить достаточное количество ярких негативных фактов, касающихся того человека, чья преступная деятельность его заинтересовала. Эти факты могут быть самыми разноплановыми, значительно отклоня­ющимися от того основного направления, которое лежало в основе расследования. Например, расследуя коррупционные связи прави­тельственного чиновника, журналист может узнать и то, что тот раз­вратничает, пьянствует, бьет жену и детей или употребляет нарко­тики. Такие факты не должны повлиять на содержание расследова­ния. Автор должен рассказать аудитории о главном,— о коррупци-онных связях чиновника. Именно они — предмет его выступления, именно они должны быть всесторонне рассмотрены и доказаны. Что же касается остальных неприглядных фактов, то они могут стать предметом совершенно иного выступления журналиста (воз­можно, совсем другого автора).

Журналист-расследователь должен быть всегда готовым к тому, что лица„ о которых он ведет речь в своей публикации, будут защи­щаться, в том числе и с помощью суда. Поэтому очень хорошо, если автор расследования имеет в запасе, кроме уже опубликованных, другие факты, документы, свидетельства, подтверждающие пра­вильность его выводов и утверждений.

10. ОБОЗРЕНИЕ

Этот жанр изобретен не журналистами, обозрение использова­лось задолго до возникновения периодической прессы. Присущие этому методу формы и способы отображения действительности можно, например, найти в текстах Плутарха (46 — 120 гг.), позже — в дидактических обозрениях китайца Ван-Ан-Хи( 1021 — 1086 гг.),а также в “Опытах” Монтеня (XVI в.) и в “Главах” из книги “Обозре­ния Парижа” Луиса Себастьяна Мерсье. Именно последнего счита­ют основоположником журналистского обозрения, поскольку пер­вые из “Глав” своего двенадцатитомного издания он сначала опуб­ликовал в газете. Можно сказать, что современное обозрение не от­носится к ежедневно и интенсивно используемым журналистским жанрам. Однако оно важно для аналитической журналистики не меньше других жанров.

Обозрения публикуются во многих газетах и журналах. Основ­ные программы радио и телевидения России имеют соответствую­щие рубрики: “Медицинское обозрением (МТК), “Международное обозрение”(Спб), “Итоги”, “Панорама” (НТВ), “Обозреватель” (ТВ-6), “Футбольное обозрение” (ОРТ), “Экономическое обозре­ние” (РР), “Зеркало”, “Парламентская неделя” (РТР) и т. д.

Определяющий признак жанра обозрения — единство нагляд­ного освещения общественных событий и глубоко проникающей в суть процесса, ситуации мысли обозревателя. В чем отличие этого жанра от других жанров журналистики, в чем его своеобразие? Это становится ясным в ходе определения функции и предмета обозре­ния. Обозревать — значит наблюдать и обдумывать замеченное (но отнюдь не любоваться им). В обозрении ярко проявляется позиция журналиста. Обозреватель должен:

— возбуждать интерес аудитории, рассказывать ей о событиях, про­цессах происходящих в общественной жизни;

— отстаивать передовые точки зрения и способствовать совершен­ствованию “личной стратегии” граждан;

— обнаруживать в явлениях их сущность, показывать противоречия действительности;

— через выяснение сущностных связей, определение линии разви­тия явлений, прогноз осмысливать ход общественного развития;

— способствовать практическому решению проблем общества.

Определение этих функций жанра помогает обрисовать в общих чертах предмет обозрения — это общие вопросы политики, эконо­мики, характерные социальные явления и тенденции их развития, вопросы образа жизни и межчеловеческих отношений и многое другое. Предметом обозрения могут быть идеи, почерпнутые из фи­лософии, истории, литературы. Для предмета обозрения характерна пространственно-временная или тематическая связь обозреваемых явлений. Не случайно обозрения имеют строгую периодичность вы­хода в свет (ежедневные, еженедельные, ежемесячные). Они как бы подводят итог определенного периода жизни, деятельности в той или иной сфере общественного бытия. Именно указанная особен­ность связей предмета обозрения позволяет главным образом отли­чить обозрение от статьи (для предмета последней характерной яв­ляется причинно-следственная связь отображаемых феноменов). В отличие от комментария, предметом которого выступают прежде всего разнообразные новые события и явления, для обозрения важны те процессы, события, которые симптоматичны для совре­менных социальных отношений, взаимозависимостей, независимо от того, насколько они важны (события, процессы) сами по себе они служат примерами, демонстрирующими, иллюстрирующими определенные авторские идеи, значимые для общества.

Основной метод обозрения заключается в том, чтобы с помо­щью глубокого рассмотрения определенной совокупности фактов, объединенных временем, пространством, познакомить аудиторию с происходящими в обществе процессами, сложившимися ситуация­ми, возникшими проблемами. Идя от явления к сущности, автор приводит аудиторию к определенной идее. Выразительные детали служат опорными точками аргументации или самими аргументами, предвосхищают саму идею (тезис, умозаключение). В отличие от статьи, где активно используются именно логические доводы, в обозрении применяются прежде всего выразительные примеры, де­тали, которые придают тексту наглядно-конкретный характер. Это происходит прежде всего потому, что обозреватель хочет остано­вить свое внимание на общезначимых проблемах. Для привлечения внимания аудитории он оперирует вполне конкретными фактами. использует воздействие наглядности, останавливается на подроб­ностях, чтобы затем быстро отойти от них, устремившись к обобще­нию. Поэтому обозреватель должен обладать как талантом микро-скопирования жизни, так и талантом широкого ее видения, как бы разглядывая мир через бинокль, поднося его к глазам то увеличива­ющими, то уменьшающими линзами.

Стремление объединить часто разнородные примеры в качестве иллюстрации общей мысли сказывается уже на заголовках обозрений. Например, они могут звучать так: “Что происходит в большом горо­де?”, “Одно путешествие в Грозный”, “Что радует”, “Победа над собст­венной трагедией”, “Объяснение в любви”, “О разрушении и сохране­нии”, “Доверять ищущим”, “Люди из одного мира” и т. д.

Поскольку обозрения публикуются с определенной периодич­ностью, то это сказывается и на выборе тем, характере, глубине анализа. Чем реже публикуются обозрения, тем больше у автора возможностей найти в потоке событий факты, наиболее интерес­ные для аудитории, проанализировать их, обобщить. Вместе с тем длительные промежутки времени между выходами обозрений при­водят к тому, что аудитория уже много знает о тех событиях, кото­рые становятся предметом обозрения, из оперативных публикаций (репортажей, отчетов, корреспонденции и пр.). Это предполагает, что обозреватель, имеющий достаточно времени для размышления, анализа, может обнаружить в этих событиях взаимосвязи, еще неиз­вестные аудитории, что привлечет ее внимание к опубликованному обозрению.

11. ОБЗОР СМИ

Слово “обзор” понимается в журналистике как описание, под­ведение итогов, рассмотрение, изучение. Говоря об обзоре СМИ. чаще всего имеют в виду изучение особенностей публикаций, лите­ратурной, творческой деятельности издания, теле- и радиопро­грамм или способ знакомства аудитории с публикациями с целью дать представление об их содержании, форме.

Исторически исходной формой обзоров СМИ был обзор печа­ти- Появление этого жанра связано с расширением круга газетной продукции, со стремлением разобраться в разнообразии газет и журналов, узнать, что они пишут, как и почему, и рассказать об этом читателю. По имеющимся сведениям, первоначально обзоры печа­ти составлялись отдельными исследователями, учеными с целью сформулировать свое представление о роли и возможностях прессы и жизни общества и познакомить с этим представлением своих совре­менников. Одним из первых такого рода обзоров (возможно, первым) является книга немецкого теолога Агасфера Фрича “Обозрение (или описание) новостей, которые именуются «Новые газеты» («Новые временники»), и содержащейся в них пользы и бесполезности”, вы­шедшая в 1676 году в Германии. Рассуждения обозревателя о пользе и бесполезности публикаций и вообще газет выражены в комментариях к отрывкам, взятым из них. В дальнейшем обзоры появляются уже н;” страницах самих периодических изданий. Из истории российской журналистики хорошо известны обзоры печати, опубликованные на страницах многих газет и журналов, таких как “Современник”, “Отечественные записки”, “Русский инвалид”, “Куранты”, “Иск­ра”, “Новая жизнь”, “Звезда”, “Правда” и т. д. В советское время об­зоры прессы являлись одним из наиболее важных жанров. Этот жанр, как и другие, активно применялся для воздействия на инфор­мационную политику обозреваемых изданий. Обозреватели долж­ны были рассматривать все публикации и издания с партийной точки зрения, находясь на ее жесткой идеологической платформе. В оценке, например, какой-то газеты надо было исходить из того, как она помогает своей партийной организации в решении тех или иных вопросов, как освещает в связи с этими вопросами местную жизнь, как работает со своими внештатными авторами — рабкора­ми, селькорами, юнкорами. Автор обозрения должен был обратить внимание на уровень политической выдержанности публикаций, соответствие их курсу партии, на то, насколько точно умеет газета выделять главные направления хозяйственной деятельности обще­ства, исследовать их, находить передовой опыт и распространять его, насколько критичны и самокритичны публикации, насколько доказательны, аргументированны ее выступления, каков язык, стиль публикаций, какой отклик получают они у читателя, как бо­рется издание за действенность своих выступлений и т. д.

Обязательность выполнения обозревателем этих требований диктовалась той ролью, которую журналистика играла в жизни об­щества, являясь инструментом партийного воздействия на массы, партийного контроля за процессами, происходящими в обществе. Издания, публиковавшие обозрения, могли рассматривать только “нижестоящие” газеты и журналы- Центральная газета могла, напри­мер, критиковать все остальные издания, республиканская — об­ластные, районные, многотиражные, областная — районные и т. д.

В настоящее время обозреватели российских СМИ находятся в несколько ином положении, “субординации” изданий не существу­ет. Печать обозревает радио- и телепередачи, а телевидение и радио рассказывают о газетах и журналах. Идеологическая платформа, опираясь на которую, журналист может обозревать те или иные изда­ния, публикации, может быть самой разной. Политический плюра­лизм изданий ограничивается лишь плюрализмом целей, преследуе­мых их реальными владельцами. Изменение роли журналистики в обществе сказалось на характере реакции обозреваемых изданий на опубликованные обозрения. Эта реакция вообще стала необязатель­ной, Более того, автор обозрения может предстать перед судом по обвинению как минимум в нанесении морального урона, если, по мнению обозреваемых изданий, он их “обидел”. Эти и другие факторы ориентируют внимание обозревателей лишь на некоторые из тех аспектов деятельности СМИ, которые когда-то были только малой долей обрабатываемого ими “поля”. Типичные задачи, цели, кото­рые ставят при этом перед собой журналисты, влияют на формиро­вание определенных, относительно устойчивых видов обзора.

11.1. Обзор-презентация

В связи с тем, что очень большая часть населения из-за матери­альных трудностей не может приобретать три-четыре газеты, журна­ла, иметь радио, телевизор, как это было до перестройки, те издания, которые пользуются наибольшим спросом у населения, а также радио- и телепрограммы “берут на себя” задачу проинформировать людей о том, что пишут другие издания или что сообщают другие те­лерадиопрограммы. При этом обозреватели могут посвящать свою “презентацию” обзору новых изданий, только что появившихся на свет, или же рассказать о публикациях на страницах уже известных читателю газет и журналов. В первом случае в обозрении речь идет обычно о целом номере нового журнала, но иногда в нем могут рас­сматривать и несколько номеров издания. Цель при этом ставится одна — показать характер нового издания, его достоинства и недо­статки. Во втором случае автор обозрения старается познакомить ау­диторию с наиболее интересными, с его точки зрения, публикация­ми в разных изданиях. Чаще всего такие публикации отбираются обозревателем по одному ведущему признаку — степени сенсацион­ности. Чем сенсационнее публикация, тем больше у нее шансов быть включенной в обзор СМИ. Такие обзоры автор обычно начинает с главной сенсации. Это привлекает внимание аудитории к публика­ции. Затем излагаются другие новости.

Аналитическое начало такого вида обзора заключается в том, что автор пытается показать те глубинные причины, которые по­рождают “нестыкуемые”, на первый взгляд, сенсации, происходя­щие в разных сферах жизни общества. Именно этим обзор СМИ как аналитический жанр отличается от аннотации новостей, от их ин­формационной подборки.

11.2. Тематический обзор

Данный вид обзора посвящается освещению определенной темы. В настоящее время очень часто такими темами являются указы прези­дента РФ, законы, постановления, принятые Государственной Думой, правительством РФ, Советом федераций, новые назначения и отстав­ки в высших эшелонах власти, результаты очередных выборов, чрезвычайные происшествия, скандальные происшествия, преступле­ния и т. д. Все эти и другие подобные явления становятся централь­ным пунктом, вокруг которого и строится обзор прессы. Привлекая публикации из различных изданий, теле- и радиопередачи, автор стремится с их помощью представить аудитории полную картину события, познакомить ее с разными оценками, мнениями, пози­циями, занятыми СМИ по отношению к данному событию Такого рода обзор дает аудитории более-менее полное представление о причинах события, внутренних “пружинах” его, значении. Этот вид обзора содержит в себе черты аналитической публикации в более полной мере, нежели обзор-презентация.

11.3. Безадресный обзор

В безадресном обзоре, как и в тематическом, рассматривается одна или более актуальных тем, обсуждаемых прессой. Однако безадресный обзор обладает одной характерной чертой — отсутствием ссылок на конкретные обозреваемые издания, радио- и телепрограммы. Для авто­ра важно проследить за тем, как средства массовой информации в целом обсуждают ту или иную тему, к какому выводу приходят, какие оценки выносят. Иногда своей целью автор ставит выявление проблем, тем, которые на протяжении определенного времени <недели, месяца) в наибольшей мере волновали российскую или даже мировую прессу (подобного рода обзоры характерны, например, для газеты “Русская мысль”). При этом автор может достаточно обстоятельно комментиро­вать как сами заинтересовавшие прессу проблемы, так и особенности их освещения в прессе. Это в значительной мере сближает безадресный обзор СМИ с жанром обозрения. “Привязку” содержания обзора к СМИ автор обычно осуществляет обобщенным образом, например:

“Левая пресса считает.,.”, “Правая пресса России уверена.,.”, “Средст­ва массовой информации России обратили внимание на следующую проблему…”, “Как полагают некоторые газеты…”, “Вся мировая пресса выступила в связи с этим…” и т. д. Такого рода ссылки выгод­ны для автора тем, что они освобождают его от возможного упрека со стороны конкретных СМИ в искажении их позиции и т. п. При этом вид безадресного обзора позволяет автору проявить свое “глобальное видение” наиболее важных проблем, тем, привлекших внимание СМИ, высказаться по ним в нужном ключе.

В то же время аудитория имеет право относиться к таким обзо­рам как к личному мнению автора, которое не обязательно прини­мать во внимание.

При подготовке обзоров автору желательно придерживаться оп­ределенных правил. Первое — правильно определить цель своего выступления, очертить круг вопросов, которые надо осветить, вы­брать тему. Так, например, при написании тематического обзора важно установить, какое место данная тема занимает в “привлечен­ных” автором изданиях. Автору следует при этом обращать внима­ние как на крупные публикации, так и на небольшие по размеру, акцентируя внимание прежде всего на их содержании. Все это по­могает более точно оценить позицию того или иного издания по конкретному вопросу. В ходе изучения публикаций он может обна­ружить какие-то ошибки, опечатки и т. д. Если они имеют случай­ный характер, то их можно использовать только в качестве образ­ных деталей, но отнюдь не стоит строить на них свое выступление. Необходимо избегать излишних или необоснованных эмоций по поводу обозреваемых публикаций. Автор публикации, разумеется, имеет право выразить свое мнение по поводу того, о чем идет речь, но мнение это должно быть аргументированным, построенным на фактах. Иначе оно будет выглядеть неуместным, излишним.

12. ВЕРСИЯ

Такого рода публикация базируется на неполных доказательст­вах, на предположениях автора. Версия исключает категоричность выводов, заключений. Основным фактором, который порождает жанр версии, является метод исследования действительности, оп­ределяемый как “домысел”, “вымысел”. Этот метод является веду­щим в литературно-художественном творчестве. Оценивая роль данного метода в искусстве, литературе, выдающийся русский пи­сатель Константин Паустовский утверждал, что факт, поданный литературно, со сгущением нескольких характерных черт, освещен­ных светом вымысла, открывает сущность вещей ярче, чем иной скрупулезно составленный отчет,

В журналистике, в отличие от литературы, этот метод познания действительности обычно считается предосудительным, поскольку он дает необоснованное или недостоверное знание. Это прежде всего надо отнести к случаям неправильного, неуместного его использова­ния. Однако без применения домысла вообще журналист обойтись не может, речь идет о “дозированном” применении его. Домысел стано­вится неизбежным, когда журналист “реконструирует” неизвестные детали какого-то в целом достоверного события, явления. Этот метод дает аудитории возможность более ярко увидеть событие, о котором сообщает журналист, а сам автор, с помощью детализации события, получает дополнительный шанс привлечь внимание аудитории к свое­му выступлению.

Применяя домысел, создавая версию тех или иных событий, автор должен обязательно указать на условный характер своих утверждений, Это обезопасит его от обвинений со стороны “героев” публикации в клевете.

Цель создания и публикации версии заключается в том, чтобы по­знакомить аудиторию с “промежуточными” результатами изучения какого-либо события, явления, представить на суд читателей, зрите­лей, слушателей авторское толкование (комментарий) происходяще­го. Версия показывает направление размышлений автора публикации, “вооружает” аудиторию информацией о возможных причинно-след­ственных связях отображаемых событий, дает варианты прогноза их дальнейшего развития. Обладая подобной предварительной информа­цией, аудитория с большим, нежели ранее, вниманием следит за даль­нейшим ходом событий, как бы сравнивая уже известную ей версию с уточненными данными, достоверно обоснованными выводами, за­ключениями автора.

Публикуя версию, журналист может рассчитывать на опреде­ленную реакцию на данную публикацию как со стороны аудитории, так и со стороны лиц, учреждений, упомянутых в данном выступле­нии. Версия, таким образом, является как бы определенным ин­струментом, способом нашупывания верного направления в изуче­нии заинтересовавших автора событий. Вполне возможно, что вслед за публикацией версии автор получит сообщения от лиц, об­ладающих необходимой информацией, которая может стать очеред­ным звеном в нахождении истины. Это в полной мере оправдывает публикацию материалов в жанре версии, делает ее незаменимым в палитре других журналистских жанров. Версия в творчестве журна­листа выступает обычно в качестве жанра, предваряющего подго­товку материала других, более “серьезных” жанров — корреспон­денции, статьи, журналистского расследования и т. д., опирающих­ся только на достоверные, проверенные сведения, факты.

13. ПИСЬМО

Письмо как журналистский жанр возникло в результате приспо­собления формы личной и деловой переписки для нужд журналис­тики. Будучи опубликованным, письмо становилось достоянием широкой аудитории. В силу этого представлять данный жанр могут в полной мере только такие письма, которые затрагивают интересы, важные для широкой аудитории. Привнесение в деловую или лич­ную переписку идей, значимых для общества в целом, было необхо­димым условием становления письма как самостоятельного жанра журналистики. Значительное влияние на характер жанра оказали всевозможные прокламации, листовки, воззвания, распространяв­шиеся среди населения в периоды всевозможных общественных ка­таклизмов — восстаний, бунтов, революций. Также воззвания, прокламации, листовки публиковались и в газетах, что не прошло для журналистики бесследно.

Публикации, выполненные в жанре письма, часто называют эпис­толярной публицистикой (от греч. ерк1о1а — послание). Эпистолярную публицистику в жанровом отношении следует отличать от публикаций самых разных жанров (начиная с заметки и кончая полноценным очер­ком), которые помещаются под рубрикой “Письма наших читателей” во многих газетах и журналах. В данном случае рубрика означает лишь то, что материал поступил в редакцию по почте и что автор его не явля­ется штатным работником редакции. На жанр публикации такая руб­рика не влияет, и ее нельзя считать жанрообразующим фактором (хотя, разумеется, под этой рубрикой может быть опубликован текст, который действительно представляет собой произведение эпистолярной публи­цистики), Письмо как эпистолярный жанр обладает присущими ему характерными признаками. Первый из этих признаков — форма непо­средственного обращения автора к адресату (читателю, слушателю). Второй признак — стремление автора побудить адресата к неотлож­ным, активным действиям в связи с предметом выступления.

Журналист обращается к жанру письма в исключительных слу­чаях. Эти случаи, как правило, связаны с необходимостью для адре­сата немедленно вмешаться в ход дела, заняться той или иной ситуа­цией, процессом, проблемой, которые в противном случае могут привести к нежелательным последствиям либо для отдельных людей, их групп, либо для общества в целом. Чаще всего современ­ная пресса использует жанр письма для обращения к видным деяте­лям — руководителям государства, министрам, депутатам, прези­денту и т.п., поскольку их незамедлительное вмешательств может разрешить тот или иной “вопиющий” вопрос. Такое обращение на виду у общества напрямую к сильнейшим мира сего может стать кратчайшим путем решения какой-то “неразрешимой” проблемы. Выступая с подобными обращениями, журналист как бы бросает вызов своему адресату, вызывает его на арену, где он должен проде­монстрировать не только свои профессиональные качества, свою силу лица, облеченного властью, но и свое личное мужество, свою нравственную стойкость. Естественно, что не каждый может высту­пить в роли рыцаря на турнире, поскольку мало кому из власть пре­держащих нравятся подобные вызовы. Но логика журналистской профессии не позволяет ее представителям исключать из своего ар­сенала жанр письма.

Виды писем бывают разные. В современной прессе письмо представлено двумя основными видами. Первый, наиболее активно используемый вид — открытое письмо. Такого рода публикации ха­рактеризуются прежде всего ярко выраженным личностным характером, эмоциональностью, непосредственной апелляцией к тем возможностям, которыми обладает адресат применительно к пред­мету разговора, к тем его поступкам, решениям, той реакции, кото­рые связаны с этим предметом. В качестве примера можно привести открытое письмо Т. В. Золотниковой “Об опасных переменах”, ад­ресованное президенту РФ Б. Н. Ельцину (“Зеленый мир”, 1997). Автор начинает его словами: “В третий раз обращаюсь к Вам в связи г теми действиями на самом высоком федеральном уровне, которые могут быть объяснены только абсолютным непониманием катас­трофических последствий их реализации…”. Далее автор излагает решения президента по изменению статуса природоохранительных органов, политику, проводимую им и правительством в отношении окружающей среды. А затем говорит о реакции президента на обра­щение к нему российских экологов: “Господин Президент! Вы не­допустимо игнорируете многочисленные мнения общественных организаций относительно восстановления статуса федеральных органов, отвечающих за охрану окружающей среды… Вы недопус­тимо игнорируете мнения ведущих академиков РАН Залыги­на С. П., Яншина А. И., Добровольского Г. В., Котельникова В. А. по этому поводу… Вы недопустимо игнорируете не только мнения профессиональных экологов и депутатов Государственной Думы и мнение 60 членов Совета Федерации… Вы недопустимо игнорируе­те обращение к Вам и В. С. Черномырдину законодательных орга­нов семи субъектов РФ по этому же поводу… Как еще можно досту­чаться до Вас, чтобы были исправлены ошибочные управленческие и финансовые решения?.. Если нет иных рычагов, мы готовы начать голодовку, чтобы убедить Вас, г-н Президент, в порочности такой антиэкологической политики.,.”

Данные отрывки из письма показывают лишь характер изложе­ния материала (собственно анализ экологической ситуации в Рос­сии мы опустили), наиболее ярко выделяющий жанр письма из па­литры других журналистских жанров.

В том же номере газеты, на той же полосе напечатан материал, представляющий другой вид публикаций эпистолярного жанра, — “Письмо без адреса”. Это публикация “Будем судиться с президентом и правительством”- Письмо группы авторов-экологов адресовано уже не одному человеку, а всем гражданам России, Оно так и начинается с обращения: “Граждане России! Широко известен и уже реализуется проект строительства высокоскоростной железной дороги Санкт-Петербург—Москва. Акционерное общество «Высокоскоростные маги­страли» на глазах всей России уничтожает наше национальное досто­яние…”. Далее анализируются причины и последствия этого строительства, говорится об огромном вреде, который оно наносит при­роде страны, ее сегодняшнему населению и будущим поколениям россиян, сообщается о судебном иске группы ученых-экологов к президенту РФ и правительству. Заканчивается письмо обращени­ем к адресату: “Друзья — граждане России!”, а за ним следует при­зыв: “Мы предлагаем каждому занять активную гражданскую пози­цию и участвовать в судебном процессе в качестве истца. Обраще­ние в суд должно быть всенародным”.

Как видим, в данном материале степень эмоциональности в об ращении к адресату значительно ниже, чем в первом случае. Во многом это объясняется тем, что решение судьбы обсуждаемого яв­ления, понимает автор, находится в руках не тех, к кому он обраща­ется, — решают вопрос прежде всего правительство и президент, а не читатели (хотя и от них немало зависит).

Если говорить о характере восприятия письма каким-то кон­кретным человеком, например читателем газеты, то оно будет, оче­видно, зависеть от того, насколько тот ощущает себя “гражданином России”, ответственным за все, что происходит в стране. Реакция читателя может проявиться и в форме полного присоединения к “истцам” по открывающемуся судебному иску, и в форме равно­душного просмотра публикации.

Основная задача публикации в жанре письма — убедить адреса­та в правильности позиции автора, в необходимости действовать именно так, как он предлагает. Это требует от журналиста умения убеждать, знания приемов, методов убеждающего воздействия, тре­бует овладения мастерством аргументации, понимания психологии своего адресата, что предполагает его обращение к соответствую­щим практическим и теоретическим “наработкам” по вопросам ин­формационного воздействия, аргументации, психологии убежде­ния.

14. ИСПОВЕДЬ

Основная часть аналитических публикаций в прессе посвящена исследованию окружающей авторов действительности. Однако на­ряду с этим существует разряд публикаций, предметом анализа кото­рых является внутренний мир, система ценностей, привычек, устано­вок самого автора выступления. Такого рода публикации можно на­звать самоаналитическими. В “неразвитом”, “свернутом” виде эле­менты самоанализа можно обнаружить в самых разных публикаци­ях — заметках, корреспонденциях, рецензиях, статьях и других, где присутствует личное “Я” журналиста. Однако для публикаций этих жанров самоанализ не является целью. Он содержится в текстах постольку, поскольку помогает прояснить какую-то мысль, внести экспрессивное, образное начало в публикацию, показать напря­женность ситуации, в которой оказался автор будущего выступле­ния. Когда же самоанализ перерастает из подсобного фактора в одну из главных целей публикации, то возникает своеобразный и вполне самостоятельный жанр исповеди.

Что отличает жанр исповеди от других жанров, кроме того, что предметом ее является внутренний мир самого автора публикации? Поскольку самоанализ осуществляется автором “публичном, на гла­зах у всей аудитории, то за этим, очевидно, стоит какая-то вполне определенная цель. Следует полагать, что автор исповеди рассчиты­вает на вполне определенный результат как для самого автора, так и для аудитории СМИ, иначе и не стоило бы публиковать текст. Что может представлять собой этот результат? Очевидно, во-первых, ау­дитория получит более полное, более адекватное представление (с позиции автора) об авторе исповеди, его ценностях, установках, привычках. Во-вторых, мнение аудитории о публикации, о самом авторе может стать известным самому автору. Значит, он может по-новому взглянуть на себя, уже с позиции аудитории, и, возможно, внести какие-то коррективы в свою жизнь. В-третьих, представле­ние об авторе публикации, о его внутреннем мире, полученное при чтении исповеди, может оказать воздействие на определенную часть аудитории (прежде всего той, для которой автор выступления является авторитетом).

Логично предположить, что наиболее вероятной для автора целью публикации исповеди (независимо от степени ее осознания самим автором) может быть либо первый, либо третий по счету ре­зультат. То есть автор может рассуждать так: “Поскольку моя жизнь, мои переживания, мои надежды, моя личность интересны людям, я исповедуюсь перед ними. Пусть они видят, что есть “Я”, как это я сам понимаю. Пусть они судят меня, если хотят, а я свое слово про­изнесу. А кроме того, может быть, кому-нибудь моя исповедь еще сослужит добрую службу”-

Естественно, содержание исповеди, ее искренность, ее факти­ческая достоверность определяются прежде всего самим исповеду­ющимся, И если этот исповедующийся кто-то другой, то журна­лист, готовящий исповедь к печати, уже не имеет права вносить в нее свою правку (за исключением, возможно, знаков препинания и уточнения дат общезначимых событий, приведенных в тексте). Последним человеком, который может править исповедь перед вы­ходом ее в свет, должен быть сам исповедующийся, берущий на себя полную ответственность за свое выступление (и прежде всего — перед самим собой).

15. АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПРЕСС-РЕЛИЗ

Стремление СМИ выжить в эпоху бурного развития рыночных отношений в стране явилось причиной того, что на страницах газет и журналов, в теле- и радиопрограммах прочно обосновалась рекла­ма, ставшая источником материального благополучия большинства изданий. Реклама присутствует в СМИ не только в форме чисто рекламных текстов. Она также облачается в одежду журналистских материалов. Это, в частности, привело к возникновению активно заявившего о себе жанра пресс-релиза. Пресс-релизом называется подборка информационных сообщений, рассказывающих о досто­инствах какой-то фирмы или отдельной личности, например, кан­дидата в депутаты, которые, собственно, и направляют такие пресс-релизы в СМИ. Поступивший в редакцию пресс-релиз не обяза­тельно будет опубликован. Возможно, он станет просто одним из источников информации, которая может быть использована редак­цией для ориентации в деловом мире или в выборной кампании. Из него также часть материала может быть изъята и опубликована в виде заметки, хроники, информационной корреспонденции. Таким образом, пресс-релиз может быть преобразован в какой-то уже из­вестный журналистский жанр.

Однако журналист может поставить перед собой задачу сохра­нить рекламную суть пресс-релиза и, дополнив его необходимыми новыми сведениями, убрав лишнее, подготовить публикацию, об­ладающую своеобразными чертами. Эта публикация может быть и аналитической по своему характеру. Соединение аналитического и рекламного начал лежит в основе аналитического пресс-релиза.

Предметом аналитического пресс-релиза являются качества, возможности каких-либо людей или организаций, фирм, учрежде­ний во взаимосвязи их с потребностями, задачами, которые в дан­ный момент могут быть у аудитории СМИ. Журналист, поставив­ший перед собой задачу подготовить пресс-релиз, встает перед не­обходимостью проанализировать причинно-следственные взаимо­связи между возможным удовлетворением потребностей, которые есть у аудитории СМИ, и рекламируемой деятельностью фирм, уч­реждений, отдельных личностей.

Причем цель аналитического пресс-релиза заключается не про­сто в том, чтобы показать, что данная организация или личность способны решить какие-то проблемы данной аудитории, но и дока­зать это. Поэтому автор аналитического пресс-релиза обращается к доказательному рассуждению, к использованию аргументации, подтверждающей его утверждения. Как правило в пресс-релизе в качестве аргументов применяются примеры успешной деятельнос­ти данной фирмы, данного учреждения, данного лица, их высокие профессиональные качества, моральные и иные положительные стороны. Авторы аналитических пресс-релизов также часто опира­ются в своих утверждениях на положительные отзывы о деятельное ти рекламируемых компаний и лиц, на экспертные оценки, поддер­живающие позицию авторов, Таким образом, жанру аналитическо­го пресс-релиза присущи два основных вида анализа — причинно-следственный и оценочный. В ходе оценочного анализа устанавли­ваются высокие положительные качества рекламируемой фирмы или отдельных лиц, а в ходе причинно-следственного анализа де­монстрируется то, что именно с помощью этой фирмы, этих лиц будут решены те конкретные задачи, которые стоят перед данной аудиторией СМИ. Доминирующим в аналитических пресс-релизах является оценочный анализ, поскольку, получив представление о том, какими качествами обладает рекламируемый предмет, аудито­рия может довольно легко установить его пригодность в качестве средства (причины) удовлетворения своей актуальной потребности. Характерной чертой пресс-релиза, объединяющей его в известной мере с жанром письма, является прямое обращение автора к своей аудитории, призыв к ней действовать определенным образом. На­пример: “Тем, кто хочет застраховать себя от сотрудничества с не­добросовестными деловыми партнерами, концерн «Столица» предлагает заключить договор о предотвращении неплатежей или непо­ставок товаров и после подписания документа выступает гарантом сделки”.

Работа над аналитическим пресс-релизом требует от журналис­та прежде всего внимания к достоверности предлагаемой ему фир­мами, отдельными лицами информации о своих возможностях. По­скольку недостоверная информация, если она будет опубликована, способна нанести материальный и моральный урон аудитории дан­ного СМИ.

Скачать бесплатно:

11.doc235 КБ

Военмех-инфо
-->
,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *