Немного про историю создания 30-мм пушки 2А42 из книги С. Суворова «Боевые машины пехоты БМП-1, БМП-2 и БМП-3»

Поделись с друзьями новостью
-->

«…Работу по созданию новой башни с 30-мм автоматической пушкой машиностроители Кургана выполняли совместно с конструкторами оружия тульского КБП. Причем был составлен график, чтобы эту работу ввиду ее особой важности и срочности выполнить за шесть месяцев. Этот график, согласованный с ГРАУ и ГБТУ, подписал и конструктор пушки В.П. Грязев. Когда его после этого спросили: «Делал ли он когда-нибудь пушку за полгода?», он ответил, что обычно на такую работу уходило не менее пяти лет. Но Василий Петрович прекрасно понимал, что если не сделает он, то не сделает никто. И он сделал. Он взял стоявшую на вооружении шестиствольную 30-мм пушку, применяемую в авиации на истребителях-бомбардировщиках МиГ-27, которая представляла собой блок из шести 30-мм стволов, отделил один ствол из этого блока и сделал из него новую одноствольную пушку.

Пушка 2А42 конструктивно была весьма простая и содержала ряд «изюминок». Ее затвор поршневого типа с копирным механизмом отпирания-запирания реализует принцип практически безударного досылания, что позволило обеспечить у 30-мм пушки тот же темп стрельбы, что и у 7,62-мм пулемета, при втрое большей длине патрона.

Первоначально для пушки выбрали патрон с электрокапсюлем, который более удобен, и к тому же использовался в пушечном вооружении для авиации и флота. И хотя в сухопутных войсках предпочтение отдавалось традиционному ударному способу воспламенения, в ГРАУ сначала согласились на электрический капсюль.

Однако вскоре военные стали выступать категорически против этого. Специалисты ГРАУ требовали, чтобы пушка работала в любых условиях, в том числе при отсутствии напряжения в бортовой сети БМП. Вариант использования в качестве «дублера» батарейки от карманного фонаря, которая способна осуществить электровоспламенение, для них не проходил. Начальник отдела технического контроля ГРАУ А.А. Григорьев потребовал, чтобы пушка стреляла, когда все выйдет из строя, даже батарейка от карманного фонаря, и останется только одна мускульная сила в лице обслуживающего персонала.

Создать автоматическую пушку с разными средствами воспламенения порохового заряда тогда не смогли. Это требование нанесло сильнейший удар по принятой системе унификации, и с ней пришлось распрощаться. Потребовались серьезные переделки казенной части пушки. Способ подрыва снаряда с электрического заменялся на ударный. Изменялся темп стрельбы пушки на изменяемый — стрельба одиночными выстрелами, очередями с темпом 250 и 600 выстрелов в минуту с отсечкой по восемь выстрелов.

Такие «вводные» ставили целью отбросить тульских конструкторов по разработке ожидаемого образца до нулевой отметки, поскольку ГРАУ заказало другой организации 73-мм орудие со стволом вдвое длиннее прежнего под новый выстрел. Впоследствии оно получило название «Зарница» и было установлено на опытную машину «Объект 768» КБ «ЧТЗ».

Тем не менее, в Кургане конструкторы продолжили отработку вопросов по установке пушки и подвода к ней боепитания. Конструктивно справились с этой задачей довольно быстро. Изготовили в металле опытный образец башни и установили в нее пушку с механизмом подачи снарядов. Стали отрабатывать боевое отделение стрельбами и получили множество неприятных «сюрпризов», над которыми надо было серьезно работать. Поэтому специалистами ГРАУ, естественно «проталкивался» опытный образец БМП с орудием «Зарница», разработанный на «ЧТЗ».

Стоит также еще отметить, что параллельно с работами по модернизации боевой машины пехоты, в 1973 году конструкторскому бюро предложили принять участие в конкурсном проектировании легкого плавающего танка взамен выпускаемого Волгоградским тракторным заводом танка ПТ-76. Вести одновременно разработку БМП-2 и проектирование легкого плавающего танка коллективу СКБ КМЗ было очень трудно, но с поставленными задачами они все равно справились.

Много проблем еще оставалось с самой 30-мм пушкой. Никто в стране не имел опыта по использованию автоматической пушки в боевых машинах типа БМП. Автоматические пушки применялись только в авиации, на флоте и в зенитных самоходных установках, но там были совершенно другие условия. Разработчики «Объекта 675» не укладывались в сроки, а главного конструктора периодически «терзали» на коллегии министерства, объявляли взыскания. Но заставить «тридцатку» попадать в цель было непросто. Поначалу пушка не стреляла совсем. Тогда даже в Кургане родилась такая «черная шутка». На вопрос «Какая у пушки скорострельность?» отвечали; «600 выстрелов в минуту. Но она стреляет один раз в месяц». Позже, когда пушка все же начала стрелять, палила куда хотела. Во время стрельб, проводимых в заводском тире, она не попадала даже в «ловушку», а не то что в пристрелочный щит.

Однажды на коллегии министерства, куда в очередной раз вызвали главного конструктора, Б.Н. Яковлев не выдержал и заявил: «Эта 30-мм пушка стреляет, когда хочет и куда хочет». Это заявление предопределило дальнейшую судьбу главного конструктора Яковлева. Дело в том, министр оборонной промышленности и руководитель промышленного отдела ЦК КПСС были выходцами из тульских оружейников, и их глубоко задело такое заявление. После этого в мае 1974 года на должность главного конструктора СКБ в Курган был назначен доктор технических наук, выпускник бронетанковой академии Александр Александрович Благонравов. Борис Николаевич Яковлев был назначен его заместителем.

Еще одна проблема, связанная с новой пушкой — при стрельбе слишком высокая загазованность внутри боевого отделения.

Во время показа в 1972 году опытной БМП «Объект 675» министру обороны А.А. Гречко и другим высокопоставленным военным и гражданским работникам министерств, произошло ЧП. Для предотвращения возможных отказов экипаж БМП в составе начальника КБ-1 Л.А. Литовки и начальника бюро испытаний В.М, Аксентьева (с Владимиром Михайловичем автору этих строк довелось вместе работать в 1990-х годах в ОАЭ в составе группы специалистов по БМП-3) вели стрельбу, выключив вытяжные вентиляторы в башне. Делалось это для сохранения высокого напряжения в электросистеме машины. Отстреляли они в тот раз нормально, но в результате угорели, надышавшись пороховыми газами. После стрельб потерявших сознание Литовку и Аксентьева из башни пришлось вытаскивать и срочно передавать врачам.

Сложность проблем характеризует и тот факт, что для их решения были подключены три отраслевых НИИ и одно НИИ Министерства обороны. По отводу звеньев 30-мм патронов специалисты СКБ обратились к авиаторам, там согласились помочь решить задачу, но обещали сделать это в течение года. Для снижения загазованности также решили использовать опыт авиаторов по до-жигу пороховых газов. При испытании этого метода на БМП пламенем охватило половину боевого отделения машины, пришлось отказаться от его применения.

Чуть ранее проблему снижения загазованности пытались решить выносом основного вооружения БМП — 30-мм автоматической пушки на крышу башни. Такую башню в Кургане сделали, машина с этой башней получила наименование «Объект 680». Но при таком расположении оружия необходимо было решить тоже немало технических проблем. В результате машина, что называется, «не пошла» и сейчас заняла почетное место в музее БТВТ в Кубинке.

В обычной башне, где пушка находилась внутри нее, решить проблему повышением интенсивности вентиляции боевого отделения было нельзя из-за требований по защите от ОМ П. Чтобы предотвратить попадание в машину радиоактивной пыли, должно сохраняться избыточное давление, создаваемое фильтровентиляционной установкой. Специалисты ВНИИТрансмаша предложили провести мероприятия по герметизации трактов подвода боеприпасов и отвода звеньев. Но инженеры СКБ КМЗ нашли более оригинальное и простое решение. Они разработали систему электродинамического торможения вытяжного вентилятора, который останавливался сразу после окончания стрельбы и не снижал противодавления. Герметизация трактов не потребовалась.

Тем не менее конструкция новой башни продолжала оставаться «сырой». Было принято решение изменить конструкцию подающего механизма снарядов и укладки их в боевом отделении. Ездили к авиаторам посмотреть, как они решают вопросы питания пушек боеприпасами. В итоге приняли решение уложить 500 снарядов в лентах на полу боевого отделения радиально по окружности, направив снаряды острием к центру. Их подача к пушке осуществлялась по направляющему винтовому рукаву с одновременным разворотом на 180 градусов. Долго не получалось спроектировать этот рукав так, чтобы не возникало задержек и заклинивания лент. Проблема в том, что он должен был быть подвижным, в зависимости от угла наклона пушки. Выход подсказал один любитель игры в карты, предложив разрезать рукав поперек на пластины (наподобие сложенной колоды карт) и соединить их между собой на подвижных шарнирах. Так была решена и эта сложная задача.

Для решения вопроса достижения необходимой точности и кучности стрельбы пушки в 1975 году решением Министерства оборонной промышленности опытная машина «Объект 675» была возвращена на стадию НИР и направлена на полигон ЦНИИТочмаша. В течение месяца на нем работали главный конструктор А.А. Благонравов со своими испытателями, представители ЦНИИТочмаша, ВНИИТрансмаша, тульского КБП и ковровского ВНИИ «Сигнал». Раз в неделю туда приезжали руководители главков, и А. Благонравов докладывал, что сделано и что намечается сделать.

Проблема состояла в том, что сама пушка, башня на погоне, приводы наведения и стабилизатор во время стрельбы находятся под воздействием отдачи силой в шесть т да еще с частотой 250 или 600 выстрелов в минуту. Соответственно возникают значительные колебания ствола. Решить эту проблему удалось введением существенных нелинейностей в приводы наведения и подбором соответствующих жесткостных характеристик стабилизатора, что обеспечивало возвращение ствола пушки к моменту каждого выстрела в одно и то же положение…»

Военмех-инфо
-->
,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *