Одноместный цельнометаллический истребитель-биплан Fiat CR.32

Поделись с друзьями новостью
-->

Остроносый истребитель-биплан Fiat CR.32 в 30-х годах так же определял «лицо» итальянской военной авиации, как и громоздкие трехмоторные бомбардировщики «Савойя» S.81 и S.79. Внешне невозможно спутать CR.32 с его ровесниками — истребителями, созданными в США, Великобритании, СССР. Этот самолет стал вершиной эволюции целого семейства истребителей, созданного талантливым инженером Челестино Розателли с фирмы «Аэронаутика д’Италиа» — авиационного отдела концерна Fiat. Из них серийно строились GR.1 (1923 г.), CR.10 (1924 г.) и CR.20 (1926 г.). Последний в двух экземплярах купило для ознакомления УВВС РККА. Непосредственным предшественником «тридцать второго» был CR.30, возникший в 1932 г. — типичный полутораплан с рядным двигателем водяного охлаждения Fiat А.30, колесами шасси в каплевидных обтекателях и характерной конструкцией бипланной коробки. Обычные для того времени вертикальные стойки конструктор заменил диагональными подкосами, создав подобие мостовой фермы. CR.30 в том же 1932 году принят на вооружение «Реджиа аэронаутика» — итальянских ВВС. Его экспортировали также в Китай, Австрию и Парагвай.

-->

Следующий член семейства, обозначенный CR.32, полностью сохранил все характерные черты своего предшественника, лишь в уменьшенных габаритах. Площадь несущих поверхностей сократили с 27,05 м2 до 22,1 м2, фюзеляж стал короче почти на полметра. Соответственно уменьшился и вес. Облегчение машины и снижение лобового сопротивления при том же двигателе обещали существенную прибавку в скорости. Ознакомившись с предварительным проектом, итальянское министерство аэронавтики в 1932 году заказало один экземпляр нового истребителя для испытаний. В апреле 1933-го машина была готова. Принципиально конструкция целиком повторяла CR.30. Верхние плоскости были куда длиннее и шире нижних. Каждое крыло имело два трубчатых дюралевых лонжерона, перпендикулярно которым устанавливался густой набор ферменных нервюр из алюминиевых трубок квадратного сечения. Для жесткости набор стягивался диагональными расчалками. Верхняя плоскость соединялась по центральному обтекателю, в который были упрятаны дополнительный бензобак и электрогенератор с приводом от ветрянки. Нижнее крыло крепилось к фюзеляжу. Обшивка полотняная. Верхняя плоскость несла элероны с вынесенными вверх на стойках балансирами. Как уже отмечалось, межкрыльные стойки выполнялись по схеме так называемой фермы Уоррена, обеспечивающей большую жесткость, необходимую для осуществления маневров с высокими перегрузками. Между двумя рядами подкосов натягивались крест-накрест диагональные расчалки. Верхнее крыло крепилось к фюзеляжу N-образными стойками.

-->

Силовую основу фюзеляжа составляла четырехгранная клепаная ферма из дюралевых и стальных труб. Сверху на нее надставили каркас из полукруглых дуг. Размещение агрегатов сугубо традиционно: двигатель, за ним основной бензобак, пилотская кабина и далее пустой фюзеляж до самого хвоста. Мотор Fiat А.30RA V-образный, 12-цилиндровый жидкостного охлаждения, лежал на двух балках, усиленных системой подкосов. A.30RA развивал на номинальном режиме мощность 600 л.с., что в целом соответствовало сравнительно небольшой массе планера. Вращал он двухлопастный металлический винт Fiat, имевший два шага — большой и поменьше, но установить тот или иной режим можно было только на земле. Водяной и масляный радиаторы располагались за общим круглым воздухозаборником под носком картера. Приток воздуха регулировался решеткой жалюзи. Кроме того, на капоте сразу за коком находилась входная решетка, через которую обдувался маслобак. Основные агрегаты мотоустановки поместили под двигателем. Пилот сидел в открытой кабине за задней кромкой крыла. Спереди его прикрывал прозрачный козырек, а сзади, за заголовником сиденья, сделали небольшой гаргрот для улучшения аэродинамики. Сиденье пилота регулировалось по высоте и, разумеется, не имело никакой бронезащиты — тогда это считалось необязательным. Итальянский парашют, одевавшийся на спину летчика, делал ненужной мягкую обивку, за исключением подушки снизу. За спинкой предусматривалось пространство, куда можно было втиснуть радиостанцию, фотоаппарат или кассету для мелких бомб — по желанию. Весь фюзеляж, кроме капота, обтягивался полотном. Спереди же съемные дюралевые панели позволяли подобраться ко всем основным узлам и агрегатам. Хвостовое оперение имело каркас из легких сплавов и полотняную обтяжку. Стабилизатор снизу подпирали подкосы, а сверху — держали расчалки, прикрепленные к килю.

-->

Основные стойки шасси — пирамидальные, из стальных труб в обтекателях каплевидного сечения. Амортизация — гидравлическая. Колеса укрыли в больших обтекателях, с наружной стороны которых имелись съемные панели. Сами колеса снабжались пневматическими тормозами. Хвостовое колесо вместе со стойкой тоже было тщательно закапотировано.

-->

Вооружение CR.32 состояло из двух пулеметов, установленных над основным бензобаком. Короба для боезапаса располагались под ними, в выемке бака. Предполагалось, что можно будет монтировать и обычные, и крупнокалиберные пулеметы. Пилот прицеливался, глядя в длинную трубу телескопического прицела «Сан-Джорджо». При необходимости над корневой частью верхнего левого крыла монтировался фотокинопулемет OMI FM.62.

28 апреля 1933 г. опытный CR.32 совершил свой первый 30-минутный полете заводского аэродрома под Турином. Машину пилотировал испытатель Франческо Брак-Папа. В первый же день стало ясно, что машина удалась. Сохранив все достоинства, присущие CR.30, новый истребитель выиграл в скорости и управляемости. На официальных испытаниях в исследовательском центре ВВС в Гуидонии отметили также улучшение поведения самолета на пикировании. Увеличение скорости срыва и посадочной скорости, неизбежные при повышении нагрузки на крыло, сочли приемлемыми. Министерство аэронавтики сразу же заказало у Fiat первую серию из 50 истребителей. Однако первые CR.32 поступили не в итальянские, а в китайские ВВС. В 1934г. итальянские авиационные советники, приглашенные правительством Чан Кайши, способствовали заключению соглашения о поставке в Китай самолетов итальянского производства. В число их вошли и новейшие истребители CR.32 и Ва.27. Более того, нуждавшееся в валюте правительство Муссолини согласилось выделить машины для Китая в первую очередь, задержав перевооружение собственных ВВС. Поэтому первые собранные CR.32 украсили двенадцатилучевыми белыми «солнцами» — опознавательными знаками китайских ВВС. Истребители для Китая несли вооружение из двух 7,69-мм пулеметов «Виккерс». По крайней мере, часть из них имела радиостанции и дополнительные радиаторы для жаркого климата. Первая партия самолетов прибыла морем в Шанхай. Весной 1935-го этими машинами вооружили новую эскадрилью в Наньчане. Однако «Fiatы» у китайцев не прижились. С одной стороны, смесь из бензина, бензола и спирта, на которой работал двигатель A.30RA, не применялась более ни на одном моторе, эксплуатировавшемся тогда в Китае. С другой стороны — уровень подготовки китайских летчиков и механиков оказался недостаточен для освоения современных машин. В июле соглашение расторгли, недопоставленные 15 истребителей, предусмотренные контрактом, так и остались в Италии. Уже к маю 1936 г. у китайцев сохранилось только шесть CR.32, так что к началу боевых действий между Японией и Китаем в августе 1937-го вряд ли кто-нибудь из них мог подняться в воздух.

В марте 1935 г. первые CR.32 поступили в эскадрильи итальянских ВВС. Первой частью, перевооруженной новой техникой, стал 1-й полк («STORMO — буквально «стая») из шести эскадрилий. Почти одновременно CR.32 стали пополнять эскадрильи 4-го полка, уже начавшие осваивать CR.30. К концу года CR.32 оказались самыми массовыми в парке истребительной авиации метрополии (в колониях большинство составляли старые CR.20 и CR.20bis). Министерство аэронавтики надолго обеспечило туринский завод работой, выдав дополнительные заказы на 232 самолета. Все первые CR.32 были вооружены парой 7,69-мм пулеметов. Однако огневую мощь истребителя сочли недостаточной. На следующей модификации CR.32bis, сошедшей с конвейеров Fiatа весной 1936-го, добавили еще два «Виккерса», установленных поверх нижнего крыла за пределами диска винта. Одновременно внедрили усовершенствованный двигатель A.30RAbis. Он допускал трехминутный взлетный форсаж до 800 л.с. и отличался новым карбюратором и подшипниками. Меньший расход горючего позволил увеличить продолжительность полета на полчаса. В то же время увеличение веса на 120 кг и дополнительное сопротивление, создаваемое крыльевыми пулеметами, снизили максимальную скорость на 25 км/ч и ухудшили скороподъемность. Эта модификация продержалась в производстве до лета 1937-го, когда ее сменила новая — CR.32ter. В ходе серийного производства вооружение CR.32bis еще раз усилили, сменив фюзеляжные пулеметы на крупнокалиберные (12,7 мм) Бреда-SAFAT.

CR.32 и CR.32bis хорошо шли на экспорт. С октября 1935-го эти истребители поставлялись в Венгрию, которая, подобно Германии, Версальским договором была формально лишена права создавать военную авиацию. Но после возникновения люфтваффе тогдашний венгерский лидер адмирал Хорти тоже решился вывести из подполья свои военно-воздушные силы. Для их расширения и переоснащения купили пятьдесят два CR.32. Аналогичная ситуация складывалась и в Австрии. В июне 1935-го о существовании австрийских ВВС объявили официально, а в начале следующего года федеральное министерство национальной обороны сделало в Италии крупный заказ на авиационную технику. В число закупленных самолетов вошли и сорок пять CR.32bis. Все они прибыли в Австрию к концу 1936 года. В это время истребитель Розателли уже успели опробовать в бою. В Испании началась гражданская война. Большая часть бывших испанских ВВС осталась в руках республиканцев. Но достичь военного успеха без поддержки с воздуха вряд ли было возможно, и на помощь своим испанским друзьям пришли фашистские режимы Италии и Германии. 13 августа 1936-го двенадцать CR.32 выгрузили в порту Мелилья в тогдашней колонии Испанское Марокко. Их собрали на близлежащем аэродроме Нодор и перегнали в Табладу под Севильей, откуда они начали совершать боевые вылеты. 20 августа в этом районе итальянцы сбили первый республиканский самолет — «Ньюпор» 52. 31 августа они понесли и первые потери: в бою встретились три «Fiatа» и три республиканских истребителя Девуатин D.372. Две итальянские машины были сбиты, а третья повреждена. Республиканцы потерь не имели. Однако стратегический перевес в воздухе быстро перешел к итальянцам. Количество прибывавших из Италии самолетов все время увеличивалось, что позволило укомплектовать две полнокровные эскадрильи. Им противостояло около двух десятков разнотипных республиканских истребителей, уступавших CR.32 по своим характеристикам и страдавших от нехватки вооружения, боеприпасов и запчастей. Республиканцы упорно сопротивлялись. К середине октября одну из итальянских эскадрилий пришлось расформировать, так как в ней уцелели всего два самолета. Но силы республиканской авиации тоже были подорваны. Итальянцам, летавшим большими группами (до 12 истребителей), встречались только одиночные машины, вынужденные вести бой в условиях численного превосходства противника.

Войска мятежников, усиленные интервентами и поддерживаемые с воздуха итальянскими и немецкими авиачастями (летчиков-испанцев у франкистов тогда почти не было), успешно продвигались к Мадриду. Пилоты «Fiatов» наслаждались полным господством в воздухе. И тут они получили неприятный сюрприз. 28 октября четверка незнакомых бомбардировщиков нанесла удар по аэродрому Таблада, где итальянцы заканчивали подготовку третьей эскадрильи CR.32. Отбомбившись, самолеты ушли так быстро, что патрулировавшим над летным полем истребителям удалось обстрелять лишь одну машину, поврежденную зенитным огнем. И не мудрено — итальянцы впервые столкнулись с туполевским бомбардировщиком СБ, по скорости заметно превосходившим CR.32. В последующие дни СБ успешно атаковали еще несколько окрестных авиабаз: 1 ноября на стоянках аэродрома Гамональ они сожгли шесть итальянских бипланов. Более того, встретившись в районе Торрихоса с группой «Fiatов», СБ сами начали их преследовать.

2 ноября неприятностей у итальянских летчиков прибавилось. В разных местах они столкнулись с новыми республиканскими истребителями (это были И-15) и потеряли четыре машины. В этот же день произошел первый с начала гражданской войны крупный воздушный бой. Примерно тридцать CR.32 и Не-51 противостояли около двадцати И-15. Обе стороны заявили о большом количестве побед, но последующий анализ потерь говорит о том, что на аэродром не вернулся один «Fiat» и один советский истребитель. А 15 ноября итальянские пилоты впервые столкнулись с И-16, применившими непривычную для них тактику боя на вертикалях. Вмешательство советских летчиков практически полностью сорвало попытки вражеских бомбардировщиков прорваться к Мадриду и сыграло немалую роль в провале франкистского плана захвата испанской столицы. Действительно, «Fiatу» тяжело было тягаться с И-15 и И-16. Хотя CR.32 немного превосходил биплан Поликарпова по скорости на малых высотах, он существенно уступал своему более верткому противнику в горизонтальной маневренности. И-15 был почти в полтора раза легче и имел мотор большей мощности. Да и несущая площадь у него была побольше. Такое сочетание обеспечивало поликарповской машине значительное преимущество в виде меньшего радиуса виража, да и выполнялся он существенно быстрее. Учитывая господствовавшую тогда тактику ближнего маневренного боя на горизонталях, можно говорить о превосходстве И-15 над итальянским истребителем. Мощный мотор плюс малая масса дали советскому самолету выигрыш и в скороподъемности. Единственным маневром, которым итальянец мог оторваться от противника, являлось пикирование — здесь более тяжелый CR.32 разгонялся куда быстрее, чем И-15. Вот что писал в своих мемуарах Г.Н.Захаров, воевавший в Испании на И-15: «Вообще догонять пикирующий «Fiat» — пустая затея: он тяжелее И-15, на пикировании у него скорость больше. Итальянские пилоты это знают и таким образом всегда выходят из боя».

И-16 тип 5, впервые примененный в небе Испании, наоборот, немного уступал истребителю Розателли по маневренности на горизонталях, но значительно выигрывал в скорости на всех высотах, а заодно и в вертикальном маневре. От него CR.32 на пикировании уйти уже не мог. Испанский летчик А.Ариас отмечал: «Итальянские летчики часто применяли этот прием: чтобы уйти от удара, устремлялись в пике… Я повел «Москас» вслед за ним и, не выпуская из прицела, нажал на гашетку… И верно, «Fiat» вспыхнул. Он так и не вышел из пике, метеором врезался в землю». Грамотно используя преимущества своей машины, пилот И-16 мог навязать противнику выгодный для него стиль боя. Вот эпизод боя И-16 с CR.32, описанный А.И.Гусевым: «После атаки на «Fiat» идет вверх Виктор Скляров. За ним увязывается другой «Fiat». Виктор уходит на вертикаль. Противник упрямо лезет за ним. Но у Склярова, я знаю, имеется запас скорости плюс еще не использованная мощь мотора. Не стоит «Fiatу» с ним тягаться. Он быстро выдыхается. Ему не хватает ни инерции, ни мощности двигателя, и он как бы останавливается, зависает в воздухе и сваливается на крыло. Наступает критический момент. Едва заметив, что самолет противника выдыхается, Скляров переводит «ишачка» в пикирование, быстро догоняет неуправляемый «Fiat» и расстреливает его в упор с дистанции 75-50 метров».

Военмех-инфо
-->
,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *