Штурмовая бригада «Воевода Вук»

Поделись с друзьями новостью

Когда изучаешь историю военных формирований краинских сербов, то порой кажется, что она представляет собой непрерывную череду реформ и преобразований. Создание Милиции, мобилизация Территориальной обороны, развертывание милицейских бригад, формирование регулярной армии и т. д. — и все это за четыре с небольшим года. Всю войну краинские сербы, фактически оставленные один на один с куда более мощным противником в лице Хорватии, судорожно пытались найти способ противостоять хорватской армии. Одним из них была попытка сформировать штурмовую бригаду, которая бы эффективно парировала вражеские атаки. Проект был очень амбициозным, его реализацией занимались лучшие кадры. Но, вопреки всем ожиданиям, он окончился полным провалом.

К настоящему времени истории штурмовой бригады «Воевода Вук» посвящены только две работы: мемуары ее командира полковника Слободана Вукосавлевича и обзорная статья, написанная нами и полковником Костой Новаковичем для журнала «Обозреватель». На ее основе мы и подготовили данный текст.

Основной источник: Новакович К., Соколов В. А. Штурмовая бригада «Воевода Вук» // Обозреватель. — 2021. — № 382. — С. 102—112.

Для начала кратко рассмотрим события в Республике Сербская Краина (РСК), предшествовавшие созданию штурмовой бригады.

Осенью 1992 г. сербы в РСК начали военную реформу, призванную создать регулярную армию. На тот момент основу краинской военной организации составляла Территориальная оборона (ТО). Общее руководство ею осуществлял Главный штаб в Книне, столице РСК. Ему подчинялись шесть Региональных штабов, каждый из которых отвечал за определенный историко-географический регион и именовался по названию данного региона. Региональные штабы руководили действиями бригад, отрядов и муниципальных штабов ТО. Личный состав был распущен, а все тяжелое вооружение (бронетехника, артиллерия и т. д.) хранилось на складах под совместным контролем с миротворцами ООН.

Поскольку ТО не имела сил для удержания линии фронта, выполнение этой задачи было возложено на восемь бригад Отдельных подразделений милиции (ОПМ). Их общая численность составляла около 24 000 человек . Но вооружены они были только стрелковым оружием и небольшим количеством бронетранспортеров.

Как писал полковник Коста Новакович, после демобилизации ТО и создания бригад ОПМ возникла противоречивая ситуация. Части ТО располагали значительным количество вооружения, но практически не имели личного состава. В то же время бригады ОПМ были укомплектованы бойцами, но ни артиллерии, ни танков у них не было. Положение осложнял и тот факт, что ТО подчинялась Министерству обороны, а бригады ОПМ и специальные милицейские отряды — Министерству внутренних дел.

Борислав Джукич, начальник Управы ОПМ / книга К. Новаковича «Српска Крајина».
Борислав Джукич, начальник Управы ОПМ / книга К. Новаковича «Српска Крајина».

Поэтому, идея реформы среди военного руководства была встречена с полным одобрением. Она предполагала объединение бригад ТО и ОПМ в единое целое и централизованное распределение тяжелых вооружений. А заодно и радикальное повышение мобильности соединений, поскольку комплектуемые по территориальному принципу бригады и отряды иной раз было невозможно перебросить на другой участок фронта.

Всего на эту армейскую реформу было отведено три месяца — до 28 февраля 1993 года. Командование подчеркивало, что в соответствии с прежними договоренностями тяжелое вооружение должно оставаться на складах под совместным контролем с миротворцами ООН.

В целом, реформа стартовала довольно бодро, но затем военное командование несколько сбавило набранный темп и в январе 1993 г. новосозданное Сербское войско Краины (СВК) все еще находилось в стадии формирования. На тот момент линию фронта все еще удерживали бойцы бригад ОПМ с легким вооружением.

Завершению преобразований в краинских вооруженных силах вполне ожидаемо помешали хорваты. От своей разведки и многочисленных источников среди миротворцев ООН хорватское руководство знало, что сербы пытаются переформировать ополчение и милицейские формирования в регулярную армию. Что, конечно, не добавляло хорошего настроения чинам в Загребе. Кроме того, рейтинг президента Франьо Туджмана к тому времени существенно просел — война и содержание раздутой армии опустошали бюджет, в помощи нуждались десятки тысяч беженцев, экономика находилась на грани краха, поскольку прежние производственные цепочки, сформированные еще в Югославии, были нарушены. Огромные ресурсы уходили и на поддержку боснийских хорватов, которые в Боснии и Герцеговине воевали как с сербами, так и с боснийскими мусульманами. В таких условиях хорватскому руководству требовалась успешная военная операция для поднятия рейтинга.

Ее целями были определены сербские позиции близ Задара и Масленицкий мост, овладение которым позволило восстановить связь между Южной Далмацией и остальной Хорватией. 22 января 1993 г. крупные силы хорватской армии и специальные подразделения МВД начали наступление под кодовым названием «Пират». Оно шло по трем направлениям: в сторону горного массива Велебит, в направлении Оброваца и в направлении Бенковаца. Главный штаб краинской армии приказал провести мобилизацию личного состава и забрать со складов тяжелое вооружение. В Северную Далмацию прибыли сводные батальоны из других корпусов, а также различные добровольческие формирования из Республики Сербской и Союзной Республики Югославия, в том числе «Волки с Вучияка» Велько Миланковича и «Тигры» Желько Ражнатовича.

Сербский минометный расчет во время боев зимой 1993 г. / youtube.com.
Сербский минометный расчет во время боев зимой 1993 г. / youtube.com.

На протяжении января — марта 1993 г. шли ожесточенные бои. Уже спустя несколько дней после начала хорватской атаки сербы перешли в контрнаступление (операция «Сталь), а хорваты начали оборонительную операцию «Масленица». Краинской армии удалось отбить часть потерянных территорий, однако Новиград и аэродром Земуник остались под контролем хорватской армии. Масштабные операции на фронте затруднили завершение военной реформы. Переформирование существовавших частей и создание новых было завершено только после того, как в марте 1993 г. интенсивность боевых действий несколько снизилась.

Генерал Миле Новакович, первый начальник Главного штаба СВК / книга Н. Симича «Операција Коридор-92».
Генерал Миле Новакович, первый начальник Главного штаба СВК / книга Н. Симича «Операција Коридор-92».

Генерал-майор Миле Новакович после тех боев в интервью журналу «Воjска Краjине» так вспоминал о формировании армии: «Непосредственно перед началом усташской агрессии, на основе наших оценок о намерениях неприятеля, нами было принято решение из штабов ТО и ОПМ сформировать Сербское войско Краины. Предшествующий ему облик военной организации был обусловлен реализацией «Плана Вэнса». Хорватская агрессия началась в то время, когда процесс формирования был перед своим завершением, но еще не окончен».

Наступление хорватов и попытки сербов вернуть утраченные территории показали, что начатая в конце 1992 г. в РСК военная реформа не полностью достигла своих целей. Бригады по-прежнему были тесно привязаны к конкретной местности, а солдаты и офицеры не желали отправляться на фронт в другие районы Республики.

Во время январских боев в РСК прибыли десятки офицеров из Югославии. Многие из них сами были из числа родившихся в Хорватии сербов. Среди них — полковник Слободан Вукосавлевич, добровольно отправившийся на фронт. Он был командирован в 7-й Северо-Далматинский корпус краинской армии, на позиции которого и пришелся основной удар хорватов.

Наблюдая за ходом боев, Вукосавлевич пришел к выводу, что основной причиной слабости СВК служит комплектование частей по территориальному принципу. То есть, бригады и полки формировались личным составом из определенных муниципалитетов, за которые потом и сражались. Так, 92-я моторизованная бригада, на позициях которой и находился Вукосавлевич, была в основном укомплектована жителями Бенковаца и окрестных сел, а также небольшим число боеспособных мужчин, бежавших из хорватских городов и сел. И если бенковчане в боях показали железную стойкость, сражаясь за свои дома, то солдаты из других регионов и мотивированы были хуже, и требовали регулярной ротации, отказываясь находиться на фронте по несколько дней подряд.

Полковник Слободан Вукосавлевич / facebook.com.
Полковник Слободан Вукосавлевич / facebook.com.

В начале февраля 1993 г. несколько офицеров краинской армии из Главного штаба и 7-го корпуса, среди которых были полковники Вукосавлевич, Драган Таньга и Слободан Бурсач, провели анализ положения в армии и подготовили проект военной реформы. Все они лично участвовали в отражении хорватской атаки и последующем контрнаступлении сербов в Северной Далмации. Проанализировав опыт боев, они пришли к выводу, что армия находится в очень тяжелом положении, остается нерешенным ряд проблем, среди которых они назвали унаследованную от ТО привязку частей к населенным пунктам и регионам, нехватку профессиональных кадров, неотлаженную систему снабжения, продолжающееся вмешательство милицейского руководства в дела вооруженных сил и т. д. Выход из сложившейся ситуации они видели в создании особого соединения, подчиняющегося непосредственно Главному штабу, которое можно было бы задействовать в любой части Республики.

Выводы офицеров были показаны депутатам Народной скупщины (парламента) РСК. Затем Вукосавлевич и Таньга представили свой проект начальнику Главного штаба генерал-майору М. Новаковичу. Новакович был одним из наиболее талантливых офицеров как в армии РСК, так и в прежней Югославской народной армии. Он оценил все плюсы предложенной идеи и пообещал ее авторам полную поддержку. Полковнику Вукосавлевичу Новакович поручил подготовить детальный план формирования, организационно-штатную структуру (ОШС) соединения, критерии отбора личного состава и т. д.

Получив одобрение командования, Вукосавлевич сформировал группу из нескольких офицеров и приступил к подготовке необходимой документации. Его ближайшим помощником был капитан Милан Миодраг. Результатом работы группы стал проект формирования маневренной штурмовой бригады, главной задачей которой было отражение атаки противника в любом регионе РСК, а не только в районе постоянной дислокации.

Вукосавлевич в своих воспоминаниях дает точную организационно-штатную структуру бригады:

— штаб;

— штабной батальон с внутренним штабом, ротой военной полиции, ротой связи, разведывательной ротой, инженерной ротой, взводом ПВО и взводом тылового обеспечения. Всего 380 человек;

— батальон тылового обеспечения со штабом, ротой технического снабжения, ротой технического поддержания, интендантским взводом, санитарной ротой, взводом ПВО и противопожарным отделением. Всего около 300 человек;

— три штурмовых батальона, каждый со штабом, штабной ротой, тремя штурмовыми ротами, противотанковой ротой, минометной батареей, батареей ПВО, инженерной ротой и ротой тылового обеспечения. Всего от 900 до 1000 человек в каждом батальоне;

— 1-й бронетанковый батальон со штабом, штабной ротой, двумя танковыми ротами, ротой боевых машин пехоты, батареей поддержки, батареей ПВО, инженерной ротой и ротой тылового обеспечения. Всего 450 человек, 20 танков М-84, 10 боевых машин пехоты М-80;

БТР М-60 СВК / журнал «Војска Крајине».
БТР М-60 СВК / журнал «Војска Крајине».

— 2-й бронетанковый батальон со штабом, штабной ротой, тремя танковыми ротами, механизированной ротой с бронетранспортерами, батареей ПВО, батареей поддержки, инженерной ротой и ротой тылового обеспечения. Всего 600 человек, 31 танк Т-55, 10 бронетранспортеров М-60;

— смешанный противотанковый артиллерийский дивизион со штабом, штабной батареей, двумя батареями противотанковых комплексов на бронетранспортерах, батареей противотанковых орудий, батареей ПВО, инженерной ротой, моторизованной ротой и ротой тылового обеспечения. Всего 500 человек;

— смешанный артиллерийский дивизион со штабом, штабной батареей, батареей реактивных систем залпового огня, батареей пушек-гаубиц калибра 152-мм, батареей орудий калибра 130-мм, инженерной ротой, батареей ПВО, батареей зенитно-ракетных комплексов, защитной ротой и ротой тылового обеспечения. Всего 620 человек.

По данным полковника Вукосавлевича, общая численность бригады должна была составить около 5800 солдат и офицеров.

Запланированная ОШС бригады существенно отличалась от аналогичных структур как в Югославской народной армии (ЮНА), так и в армии РСК. По своему составу ей наиболее близкой будет моторизованная бригада ЮНА, которая, как правило, состояла из одного бронетанкового батальона, трех моторизованных батальонов, нескольких артиллерийских дивизионов и т. д. Таким образом, мы видим наличие в 1-й штурмовой бригаде дополнительного бронетанкового батальона. Причем, 1-й бронетанковый батальон бригады должен был насчитывать 20 танков М-84, вместо 31 танка по штату бронетанкового батальона ЮНА. Вероятно, это связано с нехваткой танков М-84 в армии РСК. Их на всю армию было всего 26 штук. Другим заметным отличием является отсутствие в бригаде артиллерийского дивизиона ПВО. В представленной в воспоминаниях Вукосавлевича ОШС батареи и взводы ПВО сразу распределены по батальонам.

Еще одной особенностью 1-й штурмовой бригады являлся состав смешанного артиллерийского дивизиона. В ЮНА такие дивизионы традиционно состояли из трех гаубичных батарей одного калибра. Здесь же мы видим важное отличие. Батарей также три, но из них только две укомплектованы орудиями, в то время как третья – реактивными системами залпового огня. Кроме того, одна батарея укомплектована пушками-гаубицами Д-20, а другая – орудиями М-46 калибра 130-мм. В своих мемуарах Вукосавлевич не объясняет такой состав дивизиона, однако отмечает, что его средств должно было хватить для поддержки батальонов бригады.

Солдаты СВК во время боев зимой 1993 г. / архив Милорада Муникравича.
Солдаты СВК во время боев зимой 1993 г. / архив Милорада Муникравича.

Нам данная оценка представляется неоправданно оптимистичной. Фактически, дивизион мог единовременно оказать поддержку только одному батальону, в то время как остальные должны были рассчитывать на собственные силы. И если современных танков М-84 в РСК действительно было немного, то орудий крупного калибра (155-мм, 152-мм и 130-мм) насчитывалось несколько десятков. То есть, при необходимости ими можно было укомплектовать как третью артиллерийскую батарею в дивизионе, так и сформировать второй такой дивизион, что существенно бы повысило огневую мощь бригады.

Кроме уже упомянутого в приказе возрастного ценза Вукосавлевич перечислил другие критерии, по которым предполагалось проводить отбор солдат и офицеров в бригаду: хорошее здоровье, годность к строевой службе, отсутствие проблем с законом, владение необходимой военно-учетной специальностью (ВУС), дисциплина. Категорически запрещалось комплектовать бригаду лицами, склонными к алкоголизму или наркомании, запятнавшими себя дезертирством, а также теми, кто был единственным кормильцем в семье. Отбор военнослужащих возлагался на соответствующие комиссии в бригадах всех армейских корпусов.

Реализация разработанного офицерами проекта предполагалась в три этапа: подготовка к формированию бригады, непосредственно формирование и затем боевая учеба и слаживание. С. Вукосавлевич отмечал, что полностью готовой бригада должна была быть до конца апреля 1993 г.

Бойцы бригады «Воевода Вук» / журнал «Војска Крајине».
Бойцы бригады «Воевода Вук» / журнал «Војска Крајине».

Ознакомившись с подготовленными группой Вукосавлевича документами, генерал-майор Новакович 24 февраля 1993 г. провел совещание в Главном штабе, где сообщил, что решение о создании штурмовой бригады принято, и что ее командиром станет полковник Вукосавлевич. То есть, раз он выступил с инициативой, то ему ее и реализовывать.

На мероприятии присутствовал и глава республиканского МВД Милан Мартич (будущий президент Сербской Краины), заявивший о поддержке данного начинания. 28 февраля 1993 г. Новакович во время совещания на командном пункте в Жегаре подписал приказ о формировании 1-й штурмовой бригады. В документе отмечалось, что существует возможность эскалации хорватской агрессии на РСК, поэтому для противодействия силам неприятеля необходимо сформировать единый оперативный резерв ударного характера. Приказ состоял из восьми пунктов:

 сформировать 1-ю штурмовую бригаду, в состав которой войдут: штаб, штабной батальон, батальон тылового обеспечения, военный суд, взвод защиты личного состава, два бронетанковых батальона смешанного состава, три штурмовых батальона, смешанный противотанковый артиллерийский дивизион, смешанный артиллерийский дивизион, два диверсионных отряда, противодиверсионный отряд и смешанная вертолетная эскадрилья;

— бригаду формировать из наиболее качественных кадров армии. Комплектовать солдатами в возрасте од 19 до 25 лет и офицерами в возрасте не старше 36 лет, а также наиболее современными техникой и снаряжением;

— для формирования бригады и комплектования ее резерва опираться в том числе на кадровые возможности Войска Республики Сербской и Войска Югославии (ВС Союзной Республики Югославия), которым необходимо срочно отправить соответствующие запросы;

— бригаду подготовить к прорыву обороны противника и самостоятельным действиям в его тылу, к уничтожению его резервов, командных пунктов, артиллерии и других важных элементов боевых порядков, а также к принятию под командование других подразделений и проведению наступательной операции широких размеров;

— ответственным за формирование и подготовку бригады назначить полковника Вукосавлевича;

— бригаду формировать в районах населенных пунктов Брушка, Жегар и Эрвеник, которые необходимо подготовить и обеспечить их защиту;

— все подготовительные мероприятия держать в строгой тайне. Особое внимание обратить на отбор личного состава, подготовку техники и снаряжения, дисциплину, боевую учебу подразделений. Плану формирования бригады дать кодовое название «Меч»;

— командный пункт бригады разместить в Каштел-Жегарском. Связь с командованием осуществлять по двум каналам. Отчеты доставлять до 18.00.

Бойцы бригады «Воевода Вук» / журнал «Војска Крајине».
Бойцы бригады «Воевода Вук» / журнал «Војска Крајине».

Как видим, подписанный генералом Новаковичем приказ существенно дополнил ОШС бригады. В ее составе планировалось также создать два диверсионных отряда, один противодиверсионный отряд, военный суд и вертолетную эскадрилью.

Приказ был отправлен командирам всех армейских корпусов и органам Главного штаба. На совещании в Жегаре присутствовал генерал Борислав Джукич, представитель республиканского МВД, который к удивлению присутствовавших офицеров сообщил, что в милиции принято решение сформировать собственную специальную бригаду. Данная инициатива милицейского руководства была остро раскритикована военными, которые посчитали, что МВД саботирует реформы в армии и пытается бороться за лидерство среди силовых структур. Фактически, так оно и было. Милиция постепенно теряла прежнюю роль главной силовой опоры РСК, что крайне болезненно переживало ее руководство.

28 февраля 1993 г. завершился первый этап формирования бригады. Были подписаны приказ и необходимые документы, утверждена ОШС бригады, корпуса получили соответствующие указания, а их командиры согласовали свои действия с Главным штабом. Бригада была названа в честь воеводы Войина Поповича, прославившегося в сражениях Балканских войн и Первой мировой войны.

Бойцы бригады «Воевода Вук» / журнал «Војска Крајине».
Бойцы бригады «Воевода Вук» / журнал «Војска Крајине».

1 марта 1993 г. начался второй этап – непосредственно формирование бригады. В первую очередь был укомплектован штаб. Также частично были укомплектованы штабной батальон и батальон тылового обеспечения. Начальником штаба был назначен полковник Бошко Маричич, участвовавший в боях в 1991 г. и вновь прибывший в РСК в январе 1993 г. Затем Вукосавлевич пригласил в штаб тех офицеров, кому предстояло занять должности командиров подразделений бригады. Здесь он столкнулся с первыми серьезными трудностями — в корпусах всячески уклонялись от выполнения взятых на себя обязательств. Вместо тех офицеров чьи имена были в соответствующих приказах, они в бригаду командировали других, кем не дорожили или с кем были различные конфликты.

Тем не менее, Вукосавлевичу удалось набрать командиров батальонов и дивизионов, но на уровне рот, батарей и взводов многие командные должности так и остались не укомплектованными. К 4 марта 1993 г. были сформированы штабы батальонов и дивизионов, однако их функционирование оказалось под вопросом, поскольку многие из командированных туда офицеров не имели необходимой подготовки, их ВУС зачастую не соответствовала должности, которую им предстояло занимать.

Определенную роль здесь играло и то, что в армии многие считали план «Меч» слишком амбициозным и нереализуемым в реалиях РСК. До личного состава не всегда доводились его смысл и основные задачи, зачастую бойцы попросту не понимали цели создания штурмовой бригады. Подавляющее большинство солдат СВК несли службу в своих муниципалитетах, а тут непонятно зачем их пытались отправить в Далмацию, отрывая от семей и родных мест.

Например, 5 марта 1993 г. командование 15-го корпуса сообщало, что подразделениях к плану «Меч» относятся с большим скептицизмом и что переубеждать подчиненных приходится лично командиру корпуса. В тот же день командование 39-го корпуса доложило, что одна из групп добровольцев намеренно саботирует предусмотренные планом «Меч» мероприятия. 8 марта 1993 г. военнослужащие 33-й пехотной бригады 39-го корпуса массово отказались от службы в бригаде, заявив, что «не будут защищать Далмацию». Какие-либо комментарии, как говорится, излишни…

Военнослужащая бригады «Воевода Вук» / журнал «Војска Крајине».
Военнослужащая бригады «Воевода Вук» / журнал «Војска Крајине».

10 марта 1993 г. Вукосавлевич доложил Новаковичу о положении в бригаде. В своем рапорте он отметил, что ее формирование остановлено, корпуса не выполняют взятые на себя обязательства, началось дезертирство среди личного состава, уже прибывшего в подразделения. Особое внимание он обратил на проблемы с комплектованием бригады офицерами. Согласно его данным, 7-й корпус вместо 84 офицеров прислал только пять, 15-й корпус – трех вместо 73, 21-й корпус – 31 вместо 72, 39-й корпус – восемь вместо 69, 18-й корпус – двух вместо пяти, 11-й корпус вообще не прислал ни одного человека.

11 марта 1993 г. состоялось совещание членов Главного штаба и командиров корпусов, на котором присутствовал и президент РСК Горан Хаджич. По его результатам генерал-майор Новакович принял решение изменить первоначальный план «Меч». Прежний замысел формирования штурмовой бригады был признан невозможным. Новый план «Меч 2» предполагал комплектовать батальоны и дивизионы по региональному принципу. Каждый корпус кроме прочих подразделений должен был сформировать по одному штурмовому батальону, что меняло прежнюю ОШС бригады. Этим полностью менялась концепция создания соединения, не привязанного к конкретному региону. Как вспоминал Вукосавлевич, в этот момент ему и офицерам его штаба стало ясно, что бригаду сформировать не удастся. Но приказ есть приказ и они приступили к выполнению нового плана. Новой датой формирования было названо 14 апреля 1993 г.

Вскоре после этого полковник Вукосавлевич договорился с командиром Учебного центра «Альфа» Драганом Васильковичем о включении его Центра в состав 1-й штурмовой бригады. Но и это целиком также не было выполнено, между двумя командирами возникли серьезные противоречия, не позволившие им наладить нормальное взаимодействие. Формально, Учебный центр стал частью бригады, но его руководство выполняло только те приказы Вукосавлевича, которые считало нужным.

Драган Василькович с бойцами 107-го Учебного центра / facebook.com.
Драган Василькович с бойцами 107-го Учебного центра / facebook.com.

Василькович, известный в РСК как «капитан Драган», в детские годы вместе с семьей эмигрировал в Австралию, где получил военное образование и служил в вооруженных силах. В 1991 г. он в качестве добровольца прибыл в РСК, где при помощи сотрудников МВД Сербии организовал Учебный центр в селе Голубич и отряд специального назначения «Книнджи». Царящие там дисциплина, качественная военная подготовка и проявленная в боях эффективность принесли Васильковичу огромную популярность, которую поддерживали и средства массовой информации. В свою очередь, он сам часто критиковал действия югославской армии и ее систему боевой учебы.

Весной 1993 г. Василькович продолжал настаивать на тех методах подготовки, которые видел в Австралии и которые условно можно назвать «западной военной школой». В частности, он предлагал готовить бойцов индивидуально, делать упор на обучение подразделений специального назначения, давать личному составу осваивать различные дисциплины. Но его идеи были «в штыки» встречены Вукосавлевичем, учившемся в югославских военных ВУЗах и имевшим определенное предубеждение к методам Васильковича. Будучи убежденным коммунистом и твердо следуя наставлениям югославской военной школы, Вукосавлевич считал нужным готовить солдат по образцу Югославской народной армии. Основную задачу он видел в подготовке к общевойсковому бою. Кроме того, Вукосавлевич негативно относился к тем инструкторам в Центре, кто декларировал антикоммунистические взгляды или настаивал на возрождении в Югославии монархического строя. Он также публично сомневался в их профессионализме и знаниях.

Параллельно с этим штаб бригады продолжал попытки закончить ее формирование. Но они были безуспешными. Присылаемые из корпусов солдаты и офицеры нередко не были подготовлены, имели проблемы с алкоголем или очень быстро дезертировали. Те же, кто оставался в бригаде, выражали недовольство, что им не дают защищать родные дома и что пока они в тылу формируют новую бригаду позиции остаются ослабленными. Это происходило несмотря на попытки командиров корпусов и бригад разъяснить личному составу важность плана «Меч» . Обо всем этом Вукосавлевич доложил Новаковичу на совещании 14 апреля 1993 г. То есть в тот день, когда соединение должно было приступить к боевой учебе. Согласно представленному рапорту, план был выполнен только на 20% . Несмотря на очевидный провал всего замысла, генерал Новакович попросил найти приемлемый выход из ситуации и все-таки завершить формирование.

23 апреля 1993 г., проанализировав положение в бригаде, Вукосавлевич предложил Главному штабу расформировать ее. Он подчеркивал, что дальнейшие попытки что-то предпринять лишены смысла и что только дискредитируют саму идею изменения в армии. Однако военное руководство отказывалось признать провал всего замысла. В ночь с 25 на 26 апреля та часть бригады, что условно считалась сформированной (штаб, батальон тылового обеспечения, смешанный артиллерийский дивизион) была перемещена в Желяву. Здесь Вукосавлевич объявил личному составу, что прием будет добровольным и что те, кто не желает служить в штурмовой бригаде, могут ее покинуть. По его оценкам, из присутствовавших осталось около 70%, остальные разошлись. Но и это не спасло ситуацию. 30 апреля 1993 г. командование в очередной раз пришло к выводу, что реализовать план «Меч 2» не удастся. И только 23 мая 1993 г. Главный штаб принял решение о ее расформировании. Личный состав и техника возвращались в те соединения или подразделения, откуда прибыли в штурмовую бригаду.

Таким образом, попытка краинских сербов создать совершенно новое соединение потерпела неудачу. Формирование бригады сопровождалось спорами, интригами и откровенным саботажем. Не только рядовые бойцы, но и многие старшие офицеры так и не поняли истинного смысла этого проекта м не готовы были сменить место службы или передать важное вооружение ради общего дела.

Бойцы бригады «Воевода Вук» / журнал «Војска Крајине».
Бойцы бригады «Воевода Вук» / журнал «Војска Крајине».

Среди основных причин провала плана «Меч» стоит выделить следующие:

— высокий уровень требований к личному составу и вооружению, который был неадекватным в тех условиях. Авторы плана «Меч» полагали возможным набрать сотни офицеров и подофицеров по конкретным ВУС, что оказалось практически невозможным;

— крайне сильная привязанность армейских частей к тем регионам, где они дислоцировались. Солдаты обороняли позиции в тех районах, где проживали, и многие из них не желали служить в другом регионе, вдали от дома;

— нежелание старших офицеров командировать в бригаду наиболее подготовленных солдат и офицеров, равно как и нежелание расставаться с наиболее качественным вооружением.

План «Меч» был слишком амбициозным для условий РСК. Ее армия, Сербское войско Краины, фактически все еще была тотальным ополчением. На момент начала формирования штурмовой бригады армия РСК все еще сохраняла многие черты Территориальной обороны. И чтобы несколько тысяч солдат и офицеров из вчерашнего ополчения, которым, по сути, и была ТО, превратить в первоклассных бойцов требовались совершенно другие ресурсы, нежели те, которыми весной 1993 г. располагали краинские сербы.

Нельзя не отметить, что Вукосавлевич и его помощники пытались создать идеальное соединение, стремясь собрать туда все лучшее, чем располагали краинские вооруженные силы. Но действуя из благих побуждений, они в то же время существенно ослабляли остальные армейские части, откуда забирали людей и технику. Фактически, в бригаду предполагалось перевести почти десять процентов солдат и офицеров всей армии, а также каждый шестой танк из бывших на вооружении. И притом, переводу подлежали наиболее подготовленные кадры, а также наиболее современная и исправная техника. Разумеется, эта инициатива встретила острое сопротивление на местах.

Очевидно, куда более перспективным вариантом было бы повышение профессионального уровня вооруженных сил в целом. Акцент на подготовку личного состава, повышение уровня дисциплины и ограничение вмешательства в жизнь армии других ведомств и просто политиков могли бы дать больший эффект, нежели создание элитной бригады в ущерб другим частям.

Также остается под вопросом целесообразность самой идеи формирования штурмовой бригады. Исходя из опыта отражения хорватских атак, С. Вукосавлевич полагал, что ее сил будет достаточно для эффективного противодействия противнику. Однако нам этот вывод кажется сомнительным. Хорватия имела значительный мобилизационный резерв, ее армия по численности в четыре раза превышала армию РСК. Это позволяло ей в случае необходимости концентрировать на направлении атаки силы, в разы более многочисленные, нежели у обороняющихся сербов. Кроме того, в боях за Масленицкий мост хорватская армия продемонстрировала способность на регулярной основе вести ротацию частей, заменяя потрепанные в сражениях бригады свежими. То есть, столкнувшись в бою с одной сербской штурмовой бригадой, хорватская армия не только могла выставить против нее сразу несколько своих, но еще и регулярно менять их на новые. По нашему мнению, это дополнительный аргумент в пользу проведения комплексной реформы армии, а не формирования элитного соединения.

Усилия Вукосавлевича были по достоинству оценены в Главном штабе и вскоре он был назначен командиром 7-го Северо-Далматинского корпуса СВК, где показал себя с самой лучшей стороны, заслужив уважение подчиненных.

Милан Мартич и Слободан Вукосавлевич с офицерами СВК / журнал «Војска Крајине».
Милан Мартич и Слободан Вукосавлевич с офицерами СВК / журнал «Војска Крајине».

Крах плана «Меч» не был широко известен среди краинской общественности. Но многих из тех, кто занимался его претворением в жизнь, он заставил задуматься над печальными перспективами для РСК. И среди высшего военного руководства, и среди младшего командного состава шли разговоры о том, как Краина будет противостоять хорватам, если нет возможности создать хотя бы одну маневренную бригаду.

Один из военнослужащих 107-го Учебного центра СВК в разговоре с автором вспоминал: «Когда идея бригады «Воевода Вук» полностью провалилась, я понял, что война проиграна. Она показала все наши слабости, все недостатки, которые мы не хотели исправлять. И так и не исправили».

Командование СВК еще дважды пыталось реализовать аналогичный замысел. В 1994 г. была предпринята попытка формирования маневренной моторизованной бригады, которая закончилась также. Затем, в мае—июне 1995 г. под руководством генерала Миле Мркшича сербы создали Корпус специальных подразделений. Несколько бригад ротного состава не были привязаны к конкретному району и вооружались наиболее современной техникой из имеющейся в наличии. К всеобщему удивлению, Корпус был создан чуть более чем за месяц и отлично показал себя в боях в Бихачском кармане. Но во время хорватской «Бури» в августе 1995 г. он, разбросанный по разным районам РСК, в большинстве случаев не сумел остановить хорватское наступление и вместе с остальными армейскими частями был эвакуирован на территорию Республики Сербской, где и прекратил свое существование.

Источник: Balkan military

Военмех-инфо
-->
,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *